ПУТЬ В НАУКУ

ПУТЬ В НАУКУ
7 марта 2015 г
Кирилл СИДОРОВ
доцент факультета компьютерных наук в Кардиффском университете (Великобритания)
Сегодня Кирилл Сидоров — авторитетный ученый, доцент факультета компьютерных наук в Кардиффском университете (Великобритания), занимающийся самыми передовыми IT-разработками. Как же складывался путь в большую науку обыкновенного самарского мальчишки?
Портфолио
Кирилл Сидоров
Родился в 1984 году в Куйбышеве. Учился в университете Наяновой (физико-математический класс).
В 2006 году с отличием окончил Кардиффский университет (Великобритания), факультет инженерных наук, по специальности «инженер по вычислительным системам». Дипломный проект
вошел в тройку лучших в Великобритании за 2006 год.
В 2010 году получил ученую степень Doctor of Philosophy in Computer Science, защитив кандидатскую диссертацию по теме «Групповая нежесткая регистрация изображений для автоматического построения моделей изображения краниофациального комплекса человека для анализа, синтеза и симуляции».
В 2011 году работал научным сотрудником в Эдинбургском университете, где занимался вопросами управления и проворности человекоподобных роботов.
С 2011 года — доцент факультета компьютерных наук Кардиффского университета. Занимается исследованиями в области машинного зрения, вычислительной геометрии и топологии, цифровой обработки сигналов, робототехники, вычислительной музыки. Преподает студентам.

— Кирилл, с чего началось ваше увлечение программированием?
— Примерно в семь лет я наткнулся на подшивку журналов «Наука и жизнь» и «Техника — молодежи», хранившихся у деда. В 1980-е и в начале 1990-х в них были замечательные рубрики «Человек и компьютер», «Для всех профессий» и другие, в которых в занимательной манере рассматривались основы программирования и вычислительной математики. По этим статьям я и научился азам программирования.
Надо добавить, что уметь программировать недостаточно. Нужно быть прежде всего хорошим математиком. А вот увлечение математикой началось, как и для многих, с замечательных книг Я.И. Перельмана «Занимательная алгебра», «Занимательная физика» и других.
 
— Почему вы отправились на учебу в Великобританию?
— Я с детства хотел быть ученым, и поэтому выбор страны определялся тремя требованиями: благоприятный научный климат, английский язык и относительная близость к России. Великобритания удовлетворяла этим требованиям лучше других стран.
При выборе университета произошла интересная история: я никак не мог выбрать между Кардиффом и Манчестером — характеристики обоих университетов были схожие и оба города интересные. В конце концов я сделал выбор на основании качества бумаги, на которой они печатали свою корреспонденцию: у Кардиффа была хорошая плотная бумага с водяными знаками, у конкурента — обычная. До сих пор у нас ходит байка про студента, который выбрал университет по свойствам бумаги!
 
— Какую роль в вашей жизни и карьере сыграло образование и в частности Кардиффский университет?
— Кардиффский университет принадлежит престижной группе университетов (Russell Group), в которых основой деятельности являются научные исследования, а образование им подчинено. К примеру, на старших курсах читаются предметы преимущественно из области научных интересов соответствующих преподавателей.
Это обстоятельство позволяет студентам ориентироваться в самых передовых достижениях науки.
Сам я, попав в благоприятный научный климат Кардиффского университета, уже на втором курсе начал помогать «взрослым» ученым в их работе. Это дало отличный толчок к началу самостоятельной научной деятельности. Пожалуй, основной вклад университета — сделать легким порог вхождения в науку.
 
— Насколько сложно иностранцу стать ученым, востребованным IT-специалистом, преподавателем вуза в Европе?
— Вот национальности ученых, работающих в соседних с моим кабинетах: шотландец, немец, бельгиец, русский, француз, валлиец, китаец, американец. Компания, как видим, очень интернациональная — почти все иностранцы. Наука не знает государственных границ, поэтому иностранцу стать ученым ничуть не сложнее, а в физико-математических и технических науках, может быть, и проще, чем коренному жителю. Известный американский физик Митио Каку как-то заметил, что секретным оружием американской науки является
виза H-1B, позволяющая ввезти и сконцентрировать в стране таланты со всего мира, чем и объясняются их успехи. В Великобритании ситуация аналогичная.
Кстати, вскоре после начала аспирантуры мне присудили стипендию для талантливых зарубежных аспирантов (Overseas Research Scholarship), которая неплохо помогла с оплатой учебы.
 
— Что сейчас входит в сферу ваших научных интересов? Какие цели вы перед собой ставите как ученый?
— Я занимаюсь тремя основными направлениями: машинное зрение, робототехника и вычислительная музыка. Приведу несколько примеров для иллюстрации.
Покажите маленькому ребенку две фотографии кошек: в разных позах, разных окрасов, разных пород. Изображения (для компьютера) абсолютно различные. Но ребенок, не затрудняясь, сразу определит, что на обеих фотографиях изображены кошки; найдет соответствия между аналогичными частями кошек («вот хвост у этой, а вот хвост у той») и еще скажет, в чем разница между фотографиями («на второй кошка повернулась к нам боком»). Эта задача, легкая для ребенка, пока непосильна компьютеру. Решением подобных проблем я и занимаюсь.
Как формально определить, насколько схожи два музыкальных произведения? Чем именно стиль одного исполнителя отличается от стиля другого? В чем именно, на нейрофизиологическом уровне, состоит «принцип действия» музыки? Можно ли сочинять музыку по инженерным принципам? Как по звуковой записи произведения автоматически восстановить партитуру? Как улучшить реализм звучания виртуальных инструментов? Вот лишь некоторые из интересующих меня вопросов в области вычислительной музыки.
В робототехнике я в основном занимаюсь проворностью человекоподобных роботов. Маленький ребенок без труда завяжет шнурки на ботинках, но до сих пор нет роботов, способных на нечто подобное!
 
— Какие направления IT-индустрии сегодня являются наиболее перспективными?
— Совершенно не берусь судить об IT-индустрии по двум причинам: во-первых, очень опасно предсказывать, каким будет мир техники через пять или десять лет. Вспомните, что персональные компьютеры вошли в нашу жизнь совсем недавно — около 30 лет назад, веб (www) появился всего около 20 лет назад, а если бы вы 10 лет назад достали из кармана айфон, то вас бы сожгли за колдовство.
Вторая причина состоит в том, что я не IT-специалист, а прежде всего ученый. Мое отношение к IT-индустрии, если перефразировать Эдсгера Дейкстру, такое же, как у астронома к телескопной промышленности. Одно верно: наша цивилизация выбрала технологический путь развития и вряд ли с него свернет. Поэтому выбор связать свою жизнь с наукой и техникой, скорее всего, окажется правильным.
 
— Какой совет вы бы дали молодым людям, желающим посвятить себя этой профессии? По каким критериям, на ваш взгляд, нужно оценивать IT-специалиста?
— Из-за непредсказуемости развития науки и техники я бы советовал молодым людям набираться переносимых, универсальных, фундаментальных навыков: прежде всего основательных базовых математических знаний, которые останутся полезными до конца жизни. Именно по умению применять абстрактное математическое мышление к решению принципиально новых, прежде не встречавшихся задач в технике я бы и судил о ценности молодого IT-специалиста.
 
Беседовала Оксана Ярун


Теги: Персона, Профессия, IT-специалист