CЛУЖЕНИЕ ИЛИ БИЗНЕС?

CЛУЖЕНИЕ ИЛИ БИЗНЕС?
15 марта 2015 г
Геннадий ГРИДАСОВ
министр здравоохранения Самарской области
Сегодня перед российской системой здравоохранения стоят острые проблемы. Чтобы вывести нашу медицину на международный уровень, необходимо повысить качество образования медработников, преодолеть кадровый голод, улучшить социальное положение врачей и медсестер, вернуть престиж профессии медика. О том, как решаются эти задачи, в интервью журналу «Международное образование и языки» рассказал министр здравоохранения Самарской области Геннадий Гридасов
ПОРТФОЛИО
Геннадий Николаевич ГРИДАСОВ
Родился в 1959 году в Челябинской области.
Окончил Куйбышевский медицинский институт им. Д.И. Ульянова.
С 2002-го по 2010 год возглавлял Самарскую областную клиническую больницу им. М.И. Калинина.
С 2010 года — министр здравоохранения и социального развития,
с 2012 года — министр здравоохранения Самарской области.
Кандидат медицинских наук, заслуженный врач РФ, действительный член Академии медико-технических наук.

Геннадий Николаевич, современная медицина — это искусство и индивидуальный подход или технология и единые стандарты лечения?
— Конечно, и то, и другое. Когда больной со своим недугом приходит к доктору, тот должен проявить свое искусство: «разговорить» пациента, понять причины заболевания, поставить точный диагноз, назначить эффективное лечение, разобраться в сложном случае. Но если возникает угроза жизни человека и нет времени на размышления, то руководствоваться необходимо едиными стандартами лечения — в этом случае будет допускаться меньше ошибок. Особенно это касается лечения острых сердечно-сосудистых заболеваний, когда счет порой идет на минуты.
 
Сегодня наблюдается дефицит медицинских кадров — как врачей, так и среднего медперсонала. Как вы считаете, кадровый голод — вопрос только зарплаты?
— Разумеется, проблема эта более глубокая. Современная российская медицина в 90-е находилась в состоянии выживания, основы государственного здравоохранения были разрушены. Проводившиеся же в последние 7-8 лет реформы зачастую усугубляли ситуацию. К примеру, когда материально стимулировали участковых терапевтов, оставив при этом за бортом узких специалистов.
В результате многие талантливые врачи уехали работать за границу или ушли в частную медицину. Сегодня медработников из регионов, как магнит, притягивает Москва, где зарплату врачам повысили до 90 тыс. рублей.
Другая причина кадрового дефицита заключается в том, что у нас полностью отсутствовали социальные гарантии. Лишь недавно в сельской местности стали предоставлять ведомственное жилье, строить дома для врачей. В Тольятти запущен проект по строительству арендного жилья, в Самаре мы прорабатываем вопрос бюджетного ипотечного кредитования.
Социальные гарантии при росте заработной платы снимут напряжение, но не сразу: тяжелый период может продолжаться еще 3-4 года.
Но есть и другой аспект. К примеру, в России на 10 тыс. населения приходится 44 врача, а в странах Европы — от 25 до 35 врачей, причем там никто не говорит о дефиците медперсонала. Дело в том, что за рубежом другие технологии и стандарты оказания медицинской помощи. Кроме того, при сложившемся у нас соотношении врачей и средних медицинских работников 1:2 (в Европе соответственно 1:5) мы понимаем, что труд российских врачей зачастую используется неэффективно.
 
При достаточно амбициозных планах реформирования системы здравоохранения существует ли проблема инерции, психологического тормоза исполнителей? Какие привычки и стереотипы мешают инновациям?
— Реформирование в здравоохранении упирается в несколько проблем: низкую подготовку управленческих кадров, которые не видят перспективы развития отрасли, отсутствие открытости между управленцами и медицинским сообществом, увеличение числа административных барьеров.
В итоге все это ложится на плечи рядовых врачей-терапевтов, врачей общей практики, медицинских сестер.
Мешает и инерция, нежелание перемен — даже тогда, когда устаревшие модели тормозят развитие. К примеру, сейчас мы реорганизуем систему стоматологических клиник Самары: вместо прежних 18 будет образовано 13. Связано это прежде всего с изменениями условий их финансирования: с 1 января 2013 года средства выделяются в соответствии с оказанными пациентам услугами, а не по территориальному принципу. И в борьбе за пациента маломощные бюджетные учреждения начнут проигрывать, им элементарно будет не хватать денег на зарплату.
И вот мы создаем новую модель, а в ответ получаем столько критики! Какой же главврач добровольно откажется от печати и подписи?
 
В связи с ожидаемым переходом медицинских учебных заведений в ведомство Минздрава изменится ли качество подготовки будущих медиков?
— В Самарской области из 10 средних специальных учебных заведений медицинского профиля 8 мы передаем в ведение Минздрава. В первую очередь это вызвано низкой профпригодностью выпускников: зачастую они в буквальном смысле боятся пациентов.
Мы будем проводить целевые наборы, предоставим будущим медсестрам места в общежитии, дадим гарантии дальнейшего трудоустройства, обеспечим качественную практику. Причем главврачи, которые хотят решить кадровую проблему, должны активно в этом участвовать.
 
— Проникновение зарубежных медицинских центров на российский рынок — это хорошо или плохо? Нам есть чему учиться у зарубежных коллег?
— Сегодня в Европе много русскоговорящих врачей, и они нацелены на оказание медицинской помощи нашим гражданам, но нужно понимать, что медицинские зарубежные центры ориентированы на тех, кто является платежеспособным.
У зарубежных же коллег, работающих в условиях жесткой конкуренции, всегда есть чему учиться. Особенно я бы выделил их отношение к высокотехнологичному оборудованию, которое используется там максимально эффективно. Наши медучреждения благодаря программе модернизации сегодня оснащены не хуже, чем на Западе, но пока особой отдачи не видим — дорогостоящее оборудование зачастую простаивает.
 
— В странах Запада медицина — бизнес, в России — чаще служение. Какой подход вам ближе?
 Во всем мире медицина — это бизнес, так будет и в России. Придет другое поколение, готовое платить за высокоэффективные медицинские услуги, и эти услуги должны быть оказаны.
 
Беседовали Галина Гурова,
Оксана Ярун, Елена Сорокина


Теги: Персона, Профессия, Медицина, Мнение