Встречи на лазурном берегу

Встречи на лазурном берегу
1 сентября 2015 г
«Фестивальное кафе» на набережной Круазетт и фестивальный городок в Каннах стали для нашего корреспондента Татьяны Гридневой местом встречи с уникальными личностями — французской актрисой и режиссером Йоландой Моро, патриархом бельгийского авторского кино Робом Ван Эйком и представителем зарождающегося гаитянского кинематографа режиссером Жаком Роком
«Любовь и голуби» Йоланды Моро
На последнем утреннем просмотре в Каннах, где присутствовали в основном профессионалы кино, все долго аплодировали фильму «Анри», второй полнометражной ленте звезды французского кино Йоланды Моро. Эта знаменитая актриса, дважды лауреат премии «Сезар» за лучшую женскую роль, недавно стала сама писать сценарии и снимать по ним фильмы. Йоланда постоянно улыбается — у нее с чувством юмора полный порядок. Она обладает редким в современном кино талантом — у нее амплуа характерной актрисы, а значит, море обаяния и самоиронии. Сидя за столиком «Фестивального кафе», Йоланда рассказывала, как взяла в руки карандаш, чтобы сразу стирать то, что напишет, — до такой степени была не уверена в своих способностях! И как поначалу было трудно выводить первые строки сценария. И как потом, благодаря своему воображению, она погружалась в своих персонажей, проживая с ними все перипетии судьбы.
И вот в 2005 году Йоланда Моро получила третьего «Сезара» — уже за лучший фильм. Йоланда рассказала мне, как придумала главную героиню Розетту — наивную девушку «немного не в себе», мечтающую о неземной любви, — и как специально столкнула ее с сорокалетним циничным хозяином бара Анри, который ее соблазняет. Но кто в результате остается победителем — это вопрос. Анри — «потухший человек», воплощение одиночества — вдруг пробуждается с появлением в его жизни белой голубки Розетты. В общем, после первого же просмотра фильма даже профессиональная фестивальная публика вытирала слезы. Йоланда поведала, что этой историей хотела показать, насколько всем нам, которым так сегодня бывает тяжело и больно жить, важно открыться любви. «Вот ведь, пишешь сценарий, придумываешь, а потом персонажи тобой руководят», — лукаво подмигивает актриса. И живописует, как ей пришлось стать специалистом по разведению голубей, сколько специальной литературы прочесть, на скольких голубиных фермах побывать, ведь эти птицы — полноправные участники ее фильма. Окружившая нас с Йоландой обедавшая тут же в кафе съемочная группа зашумела: «Так вы из России? Напишите про наш фильм! Он действительно отличный. Мы на фестивальном рынке сейчас стараемся продать его русской фирме, как это — «Рос…экспорту». Расскажите о нас русским зрителям. Пусть смотрят наш фильм – не пожалеют!» 

Старейшина фестиваля

В «Фестивальном кафе» я встретилась и с давним знакомым — бельгийским режиссером Робом Ван Эйком. Он представил в Каннах свою новую картину «Афтерман-3», повествующую о глобальном потеплении и тех драматических событиях, которые оно может повлечь за собой. Эта футуристическая драма приглашена и на фестиваль фантастических фильмов в Монреаль. Фильм «Афтерман» вошел в анналы истории фламандского кино и стал первой картиной, проданной за границу — в Японию. А свой дебютный фильм Роб Ван Эйк представил в Каннах 40 лет назад. «Авторскому кино нелегко пробивать себе дорогу — как прежде, так и теперь», — сетует Роб. Он рассказал мне, как в качестве протеста даже однажды сжег свою пленку прямо на ступенях Дворца фестивалей. Поделился режиссер и своими впечатлениями детства, в котором заболел кинематографом. В послевоенном бедном его отрочестве подаренный кем-то старенький кинопроектор показался Робу настоящим сокровищем. Пленки не было, и мальчишка выпрашивал в кинотеатрах обрывки фильмов, затем монтировал их по своему вкусу и показывал сверстникам. Вот так и родился этот интересный, самобытный кинорежиссер.

Рождение нового кинематографа

На Каннском фестивале я познакомилась с представителями гаитянского кино — пожалуй, одного из самых молодых в мире. Гаити — райский остров с тяжелым историческим прошлым: работорговля, диктатура… Он притягивает кинематографистов разных стран. Туда приезжают на натурные съемки даже из Голливуда. Не случайно послом доброй воли от Гаити стал Шон Пенн. На 65-м кинофестивале в Каннах он организовал сбор средств в пользу жителей острова, пострадавших от землетрясения. Но собственный кинематограф появился на Гаити совсем недавно. Пожалуй, точкой отсчета стал фильм «Дождь надежды» коренного гаитянца Жака Рока, снятый в 2005 году. С этим режиссером мы встретились в фестивальном городке. После «Дождя надежды», который стал культовым фильмом на его родине, Жак снял уже более 20 фильмов, в основном короткометражных или документальных. Он рассказал, что получил образование в США и вернулся на родину, чтобы развивать там «седьмое искусство». Сферой интересов Рока являются все виды искусства. Он известен в Штатах как самобытный музыкант, занимается живописью и считает, что кино — это симбиоз всех искусств. Этому Жак Рок учит сотню молодых гаитянцев, которые мечтают познакомить весь мир с богатой культурой и великолепной природой острова.

Татьяна Гриднева


Теги: Канны, Лазурный берег, Фестиваль