Возвращение «Зои»

Возвращение «Зои»
11 марта 2016 г
В октябре в Сочи и Самаре состоялась премьера фильма «Зоя» студии «РУсь ТВ», ставшего первой художественной картиной, снятой в Самаре за последние 40 лет. Создатели фильма и его первые зрители делятся впечатлениями и рассуждают о том, можно ли снять в провинции качественное кино.
Галина Гурова,
гендиректор компании
«РУсь ТВ»:

– Галина Петровна, неоднозначность темы вас не испугала? У вас большой опыт работы в серьезной исторической документалистике, а тут вдруг – излюбленный сюжет таблоидов про ту самую жительницу Куйбышева, которая в 1956 году якобы простояла обездвиженной более 100 дней после того, как попыталась танцевать с иконой в руках.




– Если таблоиды пишут, значит, людям интересно. Хотя многие, конечно, нас отговаривали. Но все действительно волнующие темы, как правило, находятся на грани, на острие, они спорны изначально. Истинный интерес к теме возникает, когда у тебя есть собственная позиция и вместе с тем понимание того, что она не единственно возможная. А документалистика, как ни странно, тоже вещь неоднозначная. Особенно в нашей стране. И нам не привыкать искать правду в архивах и воспоминаниях, устраивая практически очные ставки участников и комментаторов событий.


– Сами-то вы верите в то, что так оно и было на самом деле?


– Это самый непростой вопрос! Могу сказать, что сегодня достоверно известен адрес дома, где проходила эта вечеринка, установлены некоторые люди, участвовавшие в ней. Мы также нашли адрес в Ульяновской области, по которому Зоя проживала ранее. Еще нам удалось поговорить с людьми, знавшими священника, который, с его слов, забирал икону из рук девушки в день Пасхи. Есть копия официального отчета уполномоченного по делам религий за 1956 год, где написано, что во дворе того дома действительно дежурила конная милиция и ежедневно собиралось по 300, а то и по 600 человек. В народе говорили, что девушку невозможно было оторвать от пола никакими силами и даже иголки в руках медработников гнулись и ломались о ее тело. Но было ли это на самом деле или не было и что именно там происходило, – скорее, вопрос веры. Наш фильм не столько о событии, сколько об истории человеческой души, о любви во всех ее проявлениях, а еще и о том жестоком времени, которое мы стали забывать.


– Технически было сложно реализовывать столь непростой и наверняка дорогостоящий проект?


– Было интересно. И актерам, и режиссерам, и нам – продюсерам. Многие люди помогали безвозмездно. Особенно мы благодарны коллекционерам. К примеру, Александр Паулов предоставил для съемок раритетные машины, форму и оружие. Историки консультировали нас по деталям армейской формы. В итоге весь процесс съемок прошел на общем эмоциональном подъеме от нового опыта, от предвкушений результата, от каких-то режиссерских находок. И хотя фильм психологически непростой, мы действительно получили огромное удовольствие. А что касается затрат, то, я уверена, деньги даются тем, кто умеет их тратить на правильные, благие дела. Важно не потреблять, удовлетворяя свои прихоти, а отдавать. Зрителю в России всегда было близко умное, глубокое кино. Он далеко не так глуп и поверхностен, как может показаться, если судить по некоторым развлекательным шоу на нашем телевидении. Мы воспитаны на Достоевском и Толстом, на Тарковском и Лунгине. И каждый из нас способен делать выбор: чему стоит посвящать время своей жизни, а что, как газету, лишь пробежать глазами и забыть. Одним словом, наши затраты на этот фильм можно считать инвестициями в будущее (улыбается). Хотя уже сейчас ведутся переговоры и о возможной продаже «Зои» одному из центральных телеканалов.


– Неизбежных сравнений с фильмом «Чудо», снятым в 2009 году Александром Прошкиным на тот же сюжет, не опасались? И можно ли, по-вашему, вообще делать качественное художественное кино в провинции?




– Я бы сказала, что фильм Прошкина подготовил зрителя для нашего кино, добавив истории всероссийской известности. Кстати, мы встречались с Александром Анатольевичем уже после съемок и обсуждали сюжет. У нас очень близкие позиции в отношении философии тех событий, но фильмы не нужно сравнивать, они о разном. А «качество» – это очень хороший вопрос, основополагающий. Каковы критерии качества? Когда в рекламном ролике голливудского фильма говорится о бюджете в несколько десятков миллионов долларов? Или критерием является количество зрителей в первые недели проката? Конечно, нет! Это показатель качества работы продюсеров и промоушен студии. Куда правильнее считать не премьерные, а повторные просмотры. Для меня «качественный» фильм – это картина, к которой мысленно обращаешься после, в течение долгого времени, переосмысливая, переосознавая ее.


– Как картину приняли зрители? 


– В Сочи, точнее в киноконцертном зале КРК «Дагомыс», мы делали закрытый пресс-показ в рамках фестиваля журналистов «Вся Россия-2015». В Самаре премьера состоялась (замечу, при полном аншлаге) в КРЦ «Художественный». На обеих площадках было сказано много хороших слов, слов благодарности, хотя внутренне мы были готовы ко всякому результату и приняли бы любую оценку. Конечно, были отдельные зрители, которым не хватило подробностей сюжетной линии и ясности в финале. Но с нашей точки зрения, миссия этого фильма – не документальное исследование события, а переживание зрителем тех трансцендентных состояний, на грани яви и чуда, которые дают полную свободу, свободу верить в то, что считает правильным сердце. 


Александр Прошкин,
режиссер фильма «Чудо», снятого по легенде о Зое: 


– История про З о ю , к о н е ч н о , абсолютно реальна. Как-то я даже получил письмо от женщины из Самары, которая рассказала, что в молодости сама пыталась пройти в тот двор, где стояла Зоя, но не смогла, поскольку место было оцеплено милицией. Что касается финала этой истории и дальнейшей судьбы девушки, то тут очень много неясностей. Основных версий две. Если верить первой, сначала Зою упрятали в психиатрическую лечебницу, затем переселили в деревню, и там она тихо умерла. По второй версии Зою доставили к патриарху, где у нее случился сердечный приступ, от которого она и скончалась. Церковь этот случай не отрицает, но и чудесным его не считает. Зоя никого не исцелила и по воде не прошла, а значит, и явление это рядовое. Притом в католичестве ее наверняка причислили бы к лику святых. Ну а лично для меня Зоя – символ того времени, когда накопившаяся в людях ярость стала выходить наружу, символ пробуждения человеческой совести. Такое кино, как «Чудо», к сожалению, почти невозможно окупить в прокате. Кинопроизводство – дорогой процесс. Хотя нам повезло, мы сняли фильм за копейки. Спасибо актерам, они героически соглашались сниматься по двое суток и работать ночами. Но кроме того надо было вкладывать большие деньги в рекламу, а их не было. К тому же за последние 25 лет у нас выросло целое поколение зрителей, не готовое смотреть серьезное кино. Молодежь привыкла к голливудской продукции, не хочет ничего чувствовать, только развлекаться.


Вячеслав Аблапохин,
член Союза журналистов России:


– Больше часа идет фильм. Полнометражный, полновесный. И все это время заставляет быть в напряжении. Его драматургия волнует, а события – заставляют думать. По ходу возникают многие ассоциации, но от одной я так и не смог избавиться, пока в зале по окончании титров не зажгли свет. Фильм снят вне павильона талантливо, в традиционном стиле русской драматургии. На память приходит знаменитая пьеса Горького «На дне». Тот же подвал, похожий на пещеру. Тот же свет – от зрителя и сверху вниз. Та же публика, опустившаяся с помощью представителей власти на дно... на носилках. И тот же Сатин, приблизительно одного возраста с отцом Николаем. И его сакральное: «Человек!.. Это звучит... гордо!». Разве в нынешнее неспокойное время, время больших опасностей, и прежде всего – террористических, эти слова о человеке не приобретают особую актуальность? Артисты самарских театров, прежде всего драматического, ярко раскрыли свои творческие возможности. Им не надо ждать еще 45 лет, чтобы вновь удивить самарцев сериалом. Тогда, в 1970 году, «Тревожные ночи в Самаре» вышли на большой Всесоюзный экран благодаря таланту наших артистов, постановщиков. Спасибо им за это. Спасибо и «родителям» фильма в лице Медиа Корпорации «РУсь ТВ», сотворившим в условиях острого финансового дефицита качественный продукт. А ведь те же «Тревожные ночи Самары» озаботили тогда не только ТВ, но, считай, и обком, и горком, и облисполком. Жаль только, что в этот раз – несмотря на шампанское и сладости перед показом, в зале так и не появились представители министерства культуры области. Впрочем, авторам фильма и артистам сполна досталось внимания – долго не смолкающие аплодисменты, теплые человеческие чувства и многочисленные пожелания зрителей поддержать добрую традицию по созданию самарского игрового кино. Ведь получилось же! 


Ирина Цветкова,
председатель Союза журналистов Самарской области:


– Люди, снявшие этот фильм, достойны аплодисментов. Первый самарский телевизионный фильм за столько лет, с местными актерами! Это здорово. После презентации картины в Дагомысе очень многие зрители выражали благодарность авторам картины, говорили, что «Зоя» из тех картин, которые заставляют думать, которые нужно пересматривать не один раз. Имя главной героини, к слову, отнюдь не простое. В переводе с греческого «Зоя» означает «жизнь». Эта жизнь замирает в человеке на какое-то время, чтобы появилось время задуматься, правильно ли он живет. Мы все время куда-то торопимся и не находим даже минутки на то, чтобы осмыслить происходящее, а это порой необходимо. 



Портфолио РУсь ТВ:

  • Более 100 документальных фильмов по истории Самарского края
  • Более 200 документальных фильмов по истории России
  • Более 300 телепередач на темы духовности, религии, образования
  • Телеканалы – партнеры: ТРК СО «Губерния», Общественное Телевидение России, ТК «Союз», ТК «Просвещение», «ТВЦ» и другие. (надо ли?)


Теги: Кино