Владислав Ласкавый: Нужна ли России эффективная медицина?

Владислав Ласкавый: Нужна ли России  эффективная  медицина?
22 мая 2017 г
Мой собеседник чем-то похож на булгаковского профессора Преображенского. Каждая сказанная им фраза глубока, хотя большая часть смысла и передается взглядом, улыбкой, паузами… Его интеллигентность, аристократизм и независимость мысли в сочетании с многолетним трудом дали блестящие плоды – множество патентов на препараты для лечения различных опасных заболеваний, в том числе и онкологии.
– Владислав Николаевич, расскажите о своем препарате, способном лечить от онкологии. 
 – Сейчас лечение онкологических заболеваний во всем мире основано на уничтожении пораженных клеток – хирургическим, химическим, радиационным или иными способами. Выживаемость и качество жизни после таких процедур – крайне неприятная тема. Кроме того, данный набор методов часто бессилен, особенно, если опухоль притаилась в головном мозге, поджелудочной железе или рассеяна по всему организму. 
Мной открыт новый метод лечения, действие которого основано не на уничтожении пораженных клеток, а на превращении их в нормальные. Сама идея превратить онкологические клетки в нормальные революционна. Никто сейчас не ставит эту задачу, все пытаются сразу их убивать. 
Это принципиально новая технология, которая достигается путем восстановления обменных процессов в онкоклетках и включения процесса их самоуничтожения (апоптоза). Другим из основных действий лечения является изменение анаэробного типа окисления в аэробное, поскольку обмен веществ в онкоклетках осуществляется без доступа кислорода, а избавление от заболевания заключается в переводе онкологических клеток на аэробный тип окисления. При этом решается проблема онкологии практически любой локализации. 

– За счет чего это достигается? 
 – Мне удалось открыть и практически использовать систему управления гомеостазом, который построен на наиболее важных сложившихся эволюционно метаболических процессах на клеточном и организменном уровнях. Используя ключевые метаболиты, удалось запустить процессы саморегуляции. Препараты являются катализаторами, медиаторами, осуществляют нормальзацию гормнальной, иммунной и нервной систем. Они в экспериментах продлевают жизнь белых мышей, что в дальнейшем может быть использовано в геронтологии.  

– Почему ваши препараты еще не в каждой аптеке? Они сертифицированы в России? 
– Любой препарат до попадания в аптеку, должен быть сертифицирован для производства и применения. В настоящее время, как противоопухолевое средство, один из препаратов запатентован в Китае, ЮАР и Индии. Кроме того, запатентован и препарат, имеющий холестерино-регулирующее средство – в России, Америке, Японии, Сингапуре, Швейцарии, Бразилии, другой препарат – в качестве активатора собственных стволовых клеток – в России и Швейцарии. Еще один препарат – противовирусное средство, запатентован в России, Белоруссии, Армении, но сертифицирован был только в Белоруссии для лечения вирусных и бактериальных инфекций. Сертификация препарата заняла 7 лет (с 1999 по 2006 год) 

– А в России? 
– В России материалы доклинических испытаний при онкологии были представлены мной лично в 2014 году на Комиссии Минпромторга по рассмотрению новых направлений в рамках частно-государственного партнерства. Этот проект был признан не заслуживающим внимания и государственного участия. Во время моего доклада председатель Комиссии прервал выступление, официально заявив, что «предлагаемая тема неактуальна, так как все проблемы по онкологии в России полностью решены». 

– Неожиданное заявление для сложившейся сегодня ситуации по этой патологии у нас в стране, как и в целом в мире. А еще куда-то вы обращались? 
 – Да, обращался в Сколково, откуда было получено письменное уведомление о том, что эта технология не имеет научного обоснования. Хотя, представленные в Сколково исследования, подтверждены экспериментально в одном из онкологических центров в Германии («Onkotest GMBH», Freiburg, Germany).
 
 – И что же делать? Какой следующий этап? 
 – Мое желание – принести пользу своему народу, своей стране, но на сегодня именно это оказалось неразрешимой проблемой. Некоторые чиновники от медицины уже объявили, об успешном «решении» этой и других проблем здоровья населения. А осуществить сертификацию препаратов нового поколения без государственной поддержки невозможно. 

– Как же быть? 
– Периодически ко мне обращаются представители крупных российских и зарубежных частных фармкомпаний. Возможно, этот путь развития окажется более эффективным, и спасет миллионы жизней.
 
Галина Гурова