Валерий Семенычев: «Бакалавров я воспринимаю как недоучившихся специалистов»

Валерий Семенычев: «Бакалавров я воспринимаю как недоучившихся специалистов»
6 июня 2016 г
Интервью с Валерием Семенычевым, ректором Самарской академии государственного и муниципального управления, мы сделали за несколько недель до публикации. Когда верстался номер, стало известно, что вуз, у руля которого Валерий Константинович стоял почти десять лет, ликвидируется. Несмотря на изменившуюся повестку, мы, однако, решили опубликовать этот разговор, получившийся искренним и живым.

Валерий Константинович, вы лекции до сих пор читаете? Получаете удовольствие от процесса спустя столько лет работы?
– Знаете, читать лекции я практически перестал, потому что устал смотреть в глаза студентам, которые учатся для галочки. Там нет ни азарта, ни жажды знаний, которую я видел раньше. Разве что страх передо мной как перед ректором. Бывают и исключения, конечно. К примеру, когда я читал курс эконометрики в Самарском аэрокосмическом университете, была совсем другая аудитория: студенты задерживались после лекций, задавали вопросы, им было действительно интересно. Но то золотые медалисты. И даже на этой «золотой молодежи» ко второму курсу появилась эрозия неактивности. Такое ощущение, будто студенты не верят, что получаемые знания пригодятся им в жизни. Курсовые и дипломы делаются для отписки, в работу не привносится никакого творчества и научной мысли. Я уже не говорю о том, что нынешняя молодежь вырвана из жизни. Часами они просиживают в соцсетях, а в реальности общаться не умеют. Своих внуков я уже готов отправить на учебу куда-нибудь в Чехию, лишь бы они сменили обстановку и научились адекватно взаимодействовать с другими людьми. Но при этом могу сказать, что наука сделала меня действительно счастливым человеком. Сейчас у меня более 80 изобретений и патентов, сотни статей и 12 книг. Это интереснейшая работа, которая порой делается на надрыве, с множеством испытаний, с внезапными озарениями, когда вдруг формула приходит в голову среди ночи и нужно скорее ее записывать. Но и радость от результата здесь огромна. Я очень люблю выражение «интеллектуально подвижен». Так в свое время педагоги говорили обо мне, таких студентов я сам выделяю сегодня. Владеть тем, что недоступно многим, и создавать то, чего еще не было, – это потрясающе. И сейчас, несмотря ни на что, я живу в состоянии затаившегося ожидания, ожидания того, что смышленых и сильных студентов, искренно тянущихся к знаниям, однажды станет больше.
– По советской системе образования скучаете?
– Советское образование, безусловно, было лучше нынешнего, причем в разы. Преподаватели обладали высокой квалификацией, а сама система была гармоничной, творческой. Помните знаменитые слова Иммануила Канта: «В каждой науке ровно столько истины, сколько в ней математики»? Нет ничего практичнее хорошей теории. Нынешних же школьников с младших классов приучают к какой-то псевдонаучной деятельности. Они пишут шаблонные доклады, в которых нет ни одной свежей мысли, не стремятся познать мир. А наука, между тем, – это дерзость, это труд и, в конце концов, удача. Мой сын, который в отличниках никогда не ходил, на вступительном экзамене в МГТУ им. Н.Э. Баумана умудрился не решить две задачи, которые решили все, зато решил две другие, которые не решил никто. И его приняли, потому что в этом был творческий подход. Когда я сам пошел в первый класс, даже не умел читать. Слово «мама» и то писал с трудом, зато хорошо считал в уме. Наверное, поэтому и стал математиком (смеется). Так вот я помню то чувство новизны, чувство открытия, когда научился складывать буквы в слова. Это ощущение счастья от полученного знания, от нового опыта осталось со мной на всю жизнь. Наверное, вся моя научная карьера с него и началась.
– Переходя к текущей ситуации, насколько, по-вашему, полезно объединение вузов, которое мы наблюдаем сегодня? Многое ли дает эта «оптимизация» системы образования?
– Непростой вопрос. Вы знаете, что многие шедевры научной мысли создавались в небольших вузах? В Массачусетском технологическом университете, к примеру, работают около 20 нобелевских лауреатов. На мой взгляд, будущее за финансированием подобных небольших вузов. Университетами-гигантами, как правило, трудно управлять, они требуют больших затрат на свое содержание. Кроме того, быстрых результатов от них ждать не стоит: нужно время, чтобы объединить разные научные школы и выстроить систему взаимодействия между ними.
– Вы упомянули, что не прочь отправить внуков учиться за рубеж? Западное образование считаете все же более конкурентоспособным?
– Скажем так: я неплохо отношусь к зарубежной системе образования. Я сам проходил научную стажировку в Германии, посещал занятия и читал лекции на немецком. Увиденное мною сильно отличалось от российских реалий. С одной стороны, немецкое образование – это четкая, бездушная система, где нет места полету фантазии. С другой – там идет действительно добросовестная подготовка студентов. Списать, схалявить совершенно невозможно, да никто и не пытается. Немцы понимают, что учатся для себя, а не ради диплома. А то, что сделали в рамках болонского процесса у нас, мне представляется нелепым. Система классического советского образования оказалась разрушенной, а принесет ли плоды обновленная – еще вопрос. Бакалавров я воспринимаю как недоучившихся специалистов, да и магистрам зачастую не хватает знаний. Одним словом, пока мы выпускаем непонятных людей, которые под видом диссертаций делают что-то неудобоваримое, просто повторяя то, что и без них давно известно.
– Чего еще кроме энтузиазма со стороны студентов вам как ректору не хватает для полного счастья сегодня?
– Ответ на поверхности: вузу не хватает финансирования. Мы существуем в условиях жесткой политической конкуренции и практически военного бюджета. Сокращаются расходы на образование, идет тенденция к укрупнению вузов. Но проблема даже не в этом, а в том, что педагоги сегодня без особого желания ходят на работу. Наша профессия должна быть социально уважаемой. Мы же создаем будущее страны, как бы пафосно это ни звучало. Но о каком удовлетворении от работы может идти речь, если зарплата профессора чуть больше двадцати тысяч? И это в то время, когда банкиры зарабатывают миллионы! А что нового стране и миру дают они? К сожалению, преподаватели, перегруженные плохо оплачиваемой работой, перестают относиться к ней с любовью, перестают видеть в студенте личность. Без особого энтузиазма они отчитывают лекции, а затем бегут во второй, в третий вуз, чтобы заработать еще немного... Поэтому тем, кто планирует посвятить свою жизнь науке, я советую быть терпеливыми, не ждать быстрых результатов и не бояться экспериментировать. Я и сам много раз рисковал, менял направление, уходил в бизнес, снова возвращался в науку. Надо верить в то, что, если ты посвятил себя науке, она обязательно ответит тебе взаимностью.


Теги: Бакалавриат, Высшее образование