В творческой профессии главное — одержимость

В творческой профессии главное — одержимость
25 сентября 2015 г
В апреле самарская публика тепло принимала спектакль «Я искала тебя», посвященный Марине Цветаевой и ее дочери Ариадне Эфрон. В творческом тандеме заслуженных артисток РФ актрисы Ольги Кабо и певицы Нины Шацкой это уже вторая литературно-музыкальная постановка. В интервью нашему журналу они рассказали о своем понимании искусства и о том, как «воспитать» артиста.
— 2015-й — Год литературы в России, и ваши спектакли, посвященные Марине Цветаевой и Анне Ахматовой, несомненно, способствуют приобщению публики к творчеству великих русских поэтесс. А как вы считаете, должно ли сейчас искусство нести просветительскую, воспитательную функцию?
Ольга Кабо: Мы стремимся показать наши спектакли во многих городах, чтобы донести великолепное русское поэтическое слово в глубинку, в разные регионы России. Сегодня действительно существует «голод на русское слово». Язык СМС-сообщений, сокращение слов, неумение выражать свои мысли — это то, что характеризует нашу молодежь. И конечно, когда люди приходят в театр, на концерты, смотрят фильмы, им приятнее и полезнее слушать грамотную речь, чем нецензурную лексику, чем сейчас грешат многие современные постановки, выдавая это за инновацию, новую форму общения со зрителем. Я за классическое искусство, которое должно воспитывать в человеке разумное, доброе, вечное.

— Бытует мнение, что учиться на артиста необязательно — достаточно таланта и везения, чтобы состояться в профессии, стать знаменитым. Что вы думаете по этому поводу?
О.К.: По моему глубокому убеждению, в актерском ремесле, как и в любом деле, человек должен знать азы своей профессии. Чем бы ты ни занимался, ты должен владеть этой азбукой — на ней строится все, и вдохновение может «оттолкнуться» только от знания своего дела.
Я училась во ВГИКе, и моим мастером был Сергей Федорович Бондарчук. Он всегда говорил нам, своим студентам: «Каждый человек может гениально сыграть только одну роль — самого себя, и то при условии, что режиссер поместит его в правильно предлагаемые обстоятельства». Чтобы пойти дальше, нужно обладать мастерством — этому учат в театральных школах, вузах.
Нина Шацкая: На мой взгляд, в творческой профессии главное — одержимость. Есть много артистов без базового актерского образования, но в любом случае без учителя, мастера не обойтись.
О.К.: Что же касается удачи, конечно, здорово, когда она артисту сопутствует, но случается, что творческий человек долго остается непонятым. Наш мастер убеждал нас в том, что мы должны быть очень сильными внутри и не сдаваться, не расслабляться. Даже если ты не востребован какое-то время, нужно продолжать работать над собой, чтобы не утратить квалификацию — вдруг тебя ждет потрясающая роль.
Н.Ш.: Эти слова в полной мере относятся ко мне. Если Ольга очень рано стала известной — еще до поступления во ВГИК, школьницей, снялась во многих картинах, то ко мне успех пришел гораздо позже. Я много лет посвятила тому, что считалось неформатом в музыке и не было востребовано. Но это не уменьшило моего желания заниматься вокалом, и сейчас интерес, проявляемый зрителями к нашим спектаклям, говорит о том, что выросло поколение, которому это нужно, что я дождалась своей публики.

— Заметив в ребенке артистические наклонности, куда должны направить его родители?
О.К.: Я в детстве занималась всем: музыкой, танцами, балетом, акробатикой, гимнастикой, театральным мастерством, сценической речью, художественным словом, английским языком… Если бы родители не дали мне все эти возможности, вполне вероятно, я не стала бы актрисой. Позднее все это пригодилось мне в работе.

— То есть ребенку желательно предложить как можно больше путей для развития?
О.К.: На самом деле все очень индивидуально. К примеру, моя дочь, которой сейчас семнадцать, танцует с пяти лет, сейчас оканчивает академию хореографии. Бывали времена, когда она уставала, да и переходный возраст брал свое, но на протяжении 12 лет она живет только одним — танцами, балетом.

— Ольга, вы упомянули, что в детстве занимались английским. В профессии язык пригодился?
О.К.: Родители всегда стремились к тому, чтобы я знала английский, и отдали меня учиться в спецшколу, одну из лучших в Москве, где преподавали носители языка. Наверное, все эти знания так и осталось бы в пассиве, если бы в свое время меня не пригласили сниматься в американской картине.
По роли я должна была бегло говорить по-английски, хотя акцент допускался, поскольку моя героиня была русской. Но американцы очень ленивы, чтобы воспринимать чужой акцент, и продюсеры отправили меня в St. Lawrence University под Нью-Йорком, где я жила в общежитии с американскими студентами, ходила с ними на занятия, мастер-классы. В первые дни я ничего не понимала вообще, а потом каким-то образом все мои школьные знания активизировались, и я стала использовать их, чтобы организовать свою жизнь. В результате через месяц я уже проводила для своих коллег мастер-класс, посвященный системе Станиславского, на английском языке, а в конце второго месяца собрались все те, кто интересовался российской историей, и я рассказывала им о Сталине, о годах репрессий.
Теперь, приезжая за границу, уже на второй день я начинаю свободно говорить по-английски, но когда практики нет, все эти навыки, естественно, уходят в пассив.

— А где бы вы посоветовали учиться молодому человеку, который мечтает стать успешным актером, певцом, танцором, — в России или за границей?
О.К.: Мне кажется, лучшая актерская школа все-таки в России. Система Станиславского признана во всем мире, ее преподают и в американских учебных заведениях — к примеру, в знаменитой актерской школе Ли Страсберга. Можно получить базовое образование здесь, а стажироваться и брать мастер-классы за рубежом, как это делают мои молодые коллеги — чтобы напитаться новым опытом, попробовать включиться в другую среду. Но для этого, опять же, необходимо знание иностранного языка.

Беседовала Галина Гурова


Теги: Ольга Кабо, Нина Шацкая, Марина Цветаева