В гостях у Ее Величества

В гостях у Ее Величества
30 мая 2018 г
Специально для «БГ» Евгений Пирогов, выпускник магистерской программы Queen Mary University of London, рассказал о трех годах жизни в Великобритании и поделился впечатлениями о Елизавете II, Гарри Поттере и Карле Марксе.
London is the capital 
Поехать учиться в Англию я решил после того, как однажды побывал в США. В 11-м классе по школьному обмену я оказался в американской провинции, в небольшом, но славном городе Линкольн, штат Небраска. Это такая типичная одноэтажная Америка, где почти нулевая преступность, все друг друга знают, и никто даже двери не закрывает. Там я впервые увидел прекрасно оборудованную американскую школу, впервые прокатился на мотоцикле, завел американских приятелей. Впечатлений было море! Английский в языковой среде, как выяснилось, тоже осваивается гораздо быстрее, чем на уроках за повторением незыблемого “London is the capital of Great Britain”. 

Вернувшись в Россию, в 15 лет я окончил школу – я не вундеркинд, просто в детском саду нас уже в 5 лет обучали по программе первого класса, и всех отличников зачислили сразу во второй. После школы получил образование в российском вузе, а уже потом на магистратуру поехал в Великобританию.
В Bellerbys College я прошел трехмесячную подготовительную программу, оказавшуюся достаточно полезной. Она помогла адаптироваться к новой образовательной системе и принять тот факт, что теперь будешь учиться и жить вдали от родного дома. Мы подтягивали английский, изучали как общеобразовательные, так и специализированные предметы вроде маркетинга. У нас собралась интересная международная группа, со многими я общаюсь до сих пор. Несколько ребят было из России, еще с нами учились две девушки из Казахстана, пакистанец, племянник какого-то турецкого магната и вьетнамец, который очень старался говорить по-английски, но, к сожалению, его с трудом понимали даже носители языка. Некоторые звуки он просто не мог произносить, и мы научились догадываться о смысле сказанного по его интонации. Как он сдавал обязательный для поступления IELTS, для нас так и осталось загадкой. Было в группе и несколько грузин. Тогда как раз случился конфликт между Грузией и Россией. Все думали, что политика повлияет на наши отношения, но по окончании программы расставались мы, как родные: «Брат, дорогой, пиши, не забывай!»

Не в деньгах счастье 
Какого-то особого принципа при выборе университета я не придерживался. Главное – мне хотелось учиться в Лондоне, ну а чем престижней будет университет, тем интересней будет и обучение. Я, возможно, не гений, поэтому трезво оценивал свои шансы, подаваясь в Imperial College London, в Cass Business School и другие престижные учебные заведения Лондона. А когда они закончились, послал заявку еще и в Durham University на северо-востоке Англии. Красивое место, где снимали «Гарри Поттера». Подумал, что если и уезжать из Лондона, то только туда. 

Первым приглашение мне прислал Queen Mary University of London. Но получал я и отказы, в том числе от Imperial College, что было вполне прогнозируемо. Конкурс в Imperial доходил до 250 человек на место. Туда съезжаются лучшие студенты со всего мира, и борьба действительно разворачивается жесткая. Зато в QMUL мне сделали unconditional offer – меня принимали сразу, без каких-либо условий. Не нужно было сдавать дополнительные предметы или получать определенный балл по IELTS, который на тот момент я сдал на 7.5 из 9, по одной из частей получив даже 8.5. Университет тогда колебался где-то на уровне сотого места в топ-100 в мире по версии Times и входил в пятерку лидеров по научным исследованиям в Великобритании. Не то чтобы эти показатели сыграли решающую роль, но все же на программу «Бизнес-менеджмент» я пошел именно туда. Возможно, родителям, оплатившим мою учебу, лучше этого не знать, но, честно говоря, изначально в Англию я ехал не столько за знаниями, сколько за впечатлениями и опытом.

Мне было интересно погрузиться в новую среду, примерить ее на себя, посмотреть, как выстроена эта система и что там преподают. Контраст с российским вузом оказался разительным, учитывая, например, что в России нам приходилось сдавать зачет по трудам Карла Маркса, и даже информатику нам преподавали на стареньких компьютерах. Знания, которые мы получали в Queen Mary, напротив, оказались очень актуальными и, как говорится, up-to-date. Лекции нам читали в том числе и приглашенные топ-менеджеры крупных компаний. Мы рассматривали самые свежие кейсы, то, что происходило буквально вчера. Изучали, как выстроена работа в Google, как делают бизнес другие всемирно известные компании. Поэтому ощущения от учебы были совершенно другими. Мы чувствовали себя на связи со всем миром, со всем самым новым и интересным.

Принесло ли английское образование практическую пользу? Безусловно да, но стоит признать, что знания по управлению бизнесом, полученные в Англии, сложно применять в России. У нас другой менталитет ведения бизнеса, другие люди, и многие западные нововведения воспринимаются с большой долей недоверия и скептицизма, хотя инновации начинают внедряться и здесь.

Кстати, в Англии я учился не только бизнесу. Параллельно поступил в London School of Art and Design, чтобы изучать фотографию. Снимали мы на пленку. Выполняли разные задания. К примеру, надо было купить кассету яиц и по-разному их фотографировать, найти в них что-то свое, то, что видишь только ты. Увлекательный опыт. Я до сих пор люблю фотографировать. Пару раз мне даже удалось запечатлеть королеву. Впервые я встретил ее в Лондоне, второй раз – в Виндзоре. В жизни королева производит впечатление простой бабушки, которая улыбается и машет из своего автомобиля. Мне кажется, если просто встретить королеву на улице, в ней не сразу разглядишь человека, в руках которого – британская монархия. Но народ ее очень любит.

Свою диссертацию в университете я писал по России, используя программу IBM SPSS Statistics, позволяющую извлекать из массива данных полезную информацию и ее интерпретировать. Моей целью было определить, какие факторы влияют на удовлетворенность сотрудников от работы. Я провел настоящее исследование: составил многоуровневую анкету, разослал ее по компаниям, собрал массу ответов, а затем их обрабатывал. К слову, оплата труда в шкале удовлетворенности от работы стоит лишь на втором месте. На первом – коллектив и среда, в которой людям приходится работать. Оказалось, люди тоже любят себя, и многие даже за хорошее финансовое вознаграждение не готовы терпеть плохие условия работы. 

По окончании магистратуры нам выставлялась одна-единственная оценка, в которой суммировалась как оценка за диссертацию, так и за успехи в течение всего года. Чтобы получить «отлично», необходимо набрать 70%. Я набрал 68%. Сначала обрадовался, потом, правда, расстроился. Стало немного обидно, что до пятерки не дотянул всего два процента. Церемония награждения дипломами проходила в здании старинной филармонии, расположенном напротив Вестминстера, причем под впечатляющий аккомпанемент огромного, в три этажа, органа. На выпускной съехались родители студентов со всего мира. Особо выделялись родственники одного африканского принца, который учился на соседнем со мной курсе. Его семья подъехала на лимузине Maybach, они были в ярких национальных костюмах, а глава семьи царственно опирался на посох. Получив степень магистра (MSc), докторскую степень я решил отложить на будущее, тем более что получить ее никогда не поздно. Сами англичане, кстати, довольно редко идут на магистерские программы. Год жизни после университета они предпочитают посвятить либо путешествиям по миру, либо сразу карьере. 

Highly likely Russians
За все время своего пребывания в Великобритании я ни разу не столкнулся с тем, что принято называть межнациональными конфликтами. Конечно, мы, жители России, всегда были популярны на Западе. Когда недавно в связи с последними печальными событиями, в которых уже по традиции подозревают русских, Тереза Мэй сказала, что это “highly likely Russians” – скорее всего, русские, – Интернет смело ринулся рисовать мемы на темы: «Кто убил Кеннеди? Highly likely Russians! Кто первым высадился на Луну? Highly likely Russians!» И так далее. 

Стереотипы про нации будут существовать всегда, хотим мы этого или нет. Зачем на них обижаться, тем более если они вызывают улыбку и отчасти могут быть справедливы? Просто стоит признать, что мы по-особому мыслим и общаемся, у нас свой жизненный уклад и ценности, в которых мы воспитываемся на бабушкиных пирогах. Это как полиэтиленовые пакеты из ближайшего супермаркета, коллекция которых есть у многих из нас. Или, скажем, у всех нас есть балкон, где мы храним одну старую лыжу, потому что вторая лыжа сломалась, а оставшуюся можно использовать при строительстве забора на даче или для чего-то еще не менее важного.

Конечно, я видел русских, которые стремились стать «настоящими европейцами», одеваться по-европейски, придерживаться тех же манер. Хватало их максимум на полгода. Потому что каждый раз, когда люди узнают, что ты из России, они начинают подшучивать, спрашивать, не привел ли ты с собой медведя, и все в таком духе. При этом с откровенным негативом в свой адрес я не сталкивался вообще ни разу. Скорее даже мое происхождение обеспечивало мне некую безопасность. Когда пару раз на улицах ночного Лондона ко мне пытались подходить сомнительные личности, они сразу умеряли свой пыл и растворялись в лондонском тумане, узнав, что я из России. А я даже не успевал упомянуть о том, что еще и тхэквондо занимался. Вероятно, русский человек в сознании иностранца – это человек не слабый, выносливый. Многие британцы помнят о подвиге наших солдат во Вторую мировую войну.

А вообще, среднестатистический англичанин – если такого встретить в Лондоне, хотя это и трудно – не покажет вам своего настоящего отношения, даже если по какой-то причине будет вас недолюбливать. Таково британское воспитание. Это вообще очень сдержанная нация. И еще очень закаленная. При минус пяти они могут ходить в сланцах. Однажды, когда выпал первый снег, наши соседи по дому выпустили своих маленьких детей на улицу легко одетыми, в шортах и носочках. Мне в такую погоду хочется потеплее укутаться в пуховик, а британские дети в одних шортах радостно играют в снежки. Они с детства приучаются не обращать внимания на такую мелочь, как холод.
 
Затянувшийся медовый месяц
После магистратуры в Англии я остался еще на два года. Тогда сделать это было сравнительно легко, но дорого. Иностранцы, отучившиеся в британских университетах, имели право подать документы на визу Tier 2 Post Study Work Visa. Сейчас этой возможности уже нет, ее закрыли в тот же год. Одно только оформление визы мне обошлось, насколько я помню, в 90 тысяч рублей. Сюда же можно приплюсовать и 25 фунтов штрафа, которые я заплатил за то, что сел не в тот вагон поезда. Документы нужно было подавать в Кройдоне, удаленном районе Лондона, я торопился, запрыгнул в первый попавшийся вагон, который оказался не экономом, а первым классом.

Поработать я пытался в одной из крупнейших в мире консалтинговых компаний, входящих в знаменитую «большую четверку». В PricewaterhouseCoopers даже есть специальная позиция, на которую принимаются подающие надежды вчерашние студенты. Отбор туда проходит в несколько этапов. Сначала онлайн ты делаешь психометрический, логический и математические тесты. В случае успешного их прохождения тебя приглашают на телефонное интервью. Если и оно прошло удачно, следует групповое тестирование в офисе, после чего кандидата приглашают уже на финальный, четвертый этап – личное собеседование с партнером компании. Я дважды был близок к финальному собеседованию. Если первый этап испытаний мне давался легко, у меня был один из самых высоких показателей за математическое и психологическое тестирование – решать все эти тесты для меня вообще проще простого и настоящее удовольствие, – то после группового тестирования я получал вежливый отказ, мотивированный тем, что у меня слишком сильны лидерские качества, что может стать препятствием в командной работе, которая очень важна в таких компаниях, как PwC. А я уже даже два деловых костюма в Селфридже купил, хотя и не очень люблю такой стиль одежды.

Испытывать судьбу в третий раз я не стал и согласился на позицию в другой компании, занимавшейся организацией образовательных мероприятий, куда меня тем временем пригласили. Ну а когда срок действия нашей визы подходил к концу, мы – к тому моменту я уже женился и в Лондоне жил вместе с супругой – решили вернуться на родину, хотя и у меня, и у жены были новые предложения по работе. Наше пребывание в Англии было похоже на интересный и удивительный медовый месяц, затянувшийся на два года.


Чтобы «культурная акклиматизация» прошла легче, мы перебрались в Санкт-Петербург, город, наиболее похожий на Европу. В Питере я работал в крупной строительной компании, затем в нефтяной, занимался бункеровками. Как-то меня приглашали на интервью в Газпром, причем сами меня нашли и позвонили, но в итоге я понял, что моя нелюбовь к костюмам и галстукам очень показательна, и что пора мне из наемных менеджеров уходить в собственный бизнес. Вместе с женой мы основали компанию «Игрантия», под крылом которой находятся сеть квестов в реальности и магазин настольных игр. Наша компания занимается организацией квестов по франшизе и их строительством в России и за рубежом (этой темой мы занялись одними из первых в стране), а также организацией детских праздников и мероприятий. На данный момент строим квесты в Калифорнии, есть запросы из Испании и с Лазурного Берега Франции.
Английский опыт дал мне понимание того, что рамок не существует. Я больше не привязываю себя к конкретному месту. Сейчас у нас родился ребенок, но мы по-прежнему легко перемещаемся между городами и странами. Вскоре я снова лечу в Англию по делам. Кстати, в тот раз из Англии мы уезжали своим ходом, на машине. В лондонском доме в кладовке под лестницей с болью в сердце оставили мебельный гарнитур и моющий пылесос, а все остальные вещи каким-то чудом запихнули в нашу небольшую машину. Так, доверху нагруженные вещами, и ехали через всю Европу. И это было настоящее приключение. Кто-то считает, что переезжать на новое место и кардинально менять свою жизнь сложно и дорого. Но, как показывает опыт, это вообще не проблема, было бы желание!