С таким азартом, как я, русский еще никто не учил

С таким азартом, как я, русский еще никто не учил
11 декабря 2017 г
Уроженец кантона Невшатель, директор Swiss Center Samara Николя Вэфлер в интервью «БГ» объяснил, почему России он не испугался и так надолго задержался здесь.
Текст: Наталья Лукашкина 

– Николя, есть такое известное высказывание: «В мире везде хорошо, но здесь [в Швейцарии] хорошо по-другому». Принадлежит оно одному нашему соотечественнику по имени Владимир Ленин. А как бы лично вы объяснили феномен «хорошести» Швейцарии? 

– Интересная цитата, я не знал ее, хотя о Ленине в Швейцарии действительно помнят… Пожалуй, первое, что приходит на ум, это свобода: каждый швейцарец чувствует себя по-настоящему свободным человеком как в личной жизни, так и в бизнесе. Второе – это ощущение безопасности. 
В стране высокий уровень благосостояния и низкая преступность. И, в-третьих, швейцарцы по своему менталитету очень доброжелательны и открыты. 
Я вспоминаю, как впервые оказался в России в 2011 году, и в магазине по привычке широко улыбался кассирам, был с ними любезен, желал хорошего дня, но в ответ они как-то странно на меня смотрели. Моя жена (она русская) до сих пор удивляется, когда в Невшателе мы приходим в магазин, и я общаюсь со всеми продавцами, некоторых из которых знаю по имени. 
Несмотря на то, что Швейцария регулярно попадает в топ самых инновационных стран мира, в бытовой жизни швейцарцы могут быть очень консервативны. Отчасти это связано с нашими христианскими корнями. Например, большинство заведений в воскресенье у нас закрыто. А чтобы по будням супермаркеты могли работать на полчаса дольше, то есть до 19.00, в кантоне чуть ли не референдум проводили. После семи часов вся коммерческая деятельность в Невшателе полностью затихает. Иностранцу такой жизненный уклад может показаться немного скучным, однако к нашему спокойствию все очень быстро привыкают. А вот в России за последние три года мне скучно точно не было.
 
– Почему? С какими сложностями вы столкнулись?

(смеется и демонстративно смотрит на часы) Ох, боюсь, столько времени у нас нет! Менталитет, язык, инфраструктура, нехватка средств, непонятные правила… Переехать в другую страну сложно, запустить там бизнес – еще сложнее, а работать, ориентируясь на политику двух государств, – об этом я вообще умолчу.
Самой большой проблемой для меня стала бюрократия. Для получения права на проживание иностранцу здесь необходимо собрать огромное количество документов, порой довольно странных. За некоторыми справками приходилось возвращаться в Швейцарию по три раза, а расчетный счет в Сбербанке мне удалось открыть лишь с третьей попытки. Однажды служащая миграционной службы просто не захотела принимать мое уведомление о прибытии, хотя положенные мне как иностранцу 90 дней еще не истекли. Я заранее все скрупулезно подсчитал (это, кстати, тоже наша швейцарская черта). В итоге в миграционной службе я провел шесть долгих часов, бесконечно с кем-то общался и переписывал формуляры, а когда все-таки доказал свою правоту и победа была близка, эта женщина со злорадством захлопнула передо мной окно и ушла на обед. И хотя тогда я не сдался и все-таки получил свой бумажный талон, я понял, почему русские так мало улыбаются. Жить здесь действительно не всегда просто, а бюрократические вопросы отнимают ценное время и не создают никакой добавленной стоимости для общества. В некоторых сферах улучшения, конечно, есть, но пока их все же недостаточно. 

– Swiss Center Samara – первый в России швейцарский центр, открытый не в столице. Почему из всех регионов вы выбрали Самару?

– На самом деле Самара – это только начало. Мы планируем развивать взаимодействие со всеми ключевыми регионами Поволжья. Мы вполне могли бы остановиться на Казани или Уфе, тоже очень интересных регионах, где тепло относятся к иностранцам. Но, поскольку между кантоном Невшатель и Самарской областью уже с 2011 года развивались благоприятные отношения, а это немаловажно для подобного проекта, мы обосновались здесь. В Самаре и в Поволжье, как и в Невшателе и Западной Швейцарии, существует сильная промышленная база, что создает хорошие предпосылки для взаимодействия в таких сферах, как машиностроение, автостроение, аэрокосмическая промышленность, медицинская техника и пр. 
Нам предстоит еще долгий путь, и мы надеемся, что сможем работать эффективно и конструктивно с новой властью Самарской области, так как ее операционная поддержка может значительно ускорить развитие проекта. Для швейцарского малого и среднего бизнеса, на работу с которым мы нацелены, Россия в целом и Самарская область в частности – как большой темный лес. Швейцарцы понимают, что здесь есть возможности для бизнеса, но далеко не всегда знают условия его ведения, какие виды промышленности тут развиты. В их представлении Россия – это Москва, а российская промышленность – лишь нефть, газ и оборонный комплекс. Они наслышаны о рисках и мало знают о примерах успешного сотрудничества, и потому относятся к бизнесу в России с осторожностью. 
Именно поэтому наш центр упорно и терпеливо информирует швейцарских партнеров, часто выбирающих между другими регионами мира, о достоинствах российского рынка. Наша цель – не только сделать Россию понятнее и доступнее для них, но и помочь им выйти на этот рынок. Мы выступаем в качестве проводника, подбирающего нужных партнеров для наиболее удачного сотрудничества.

– Почему вы решили прийти в Россию именно сейчас, когда в мире все так непросто?
– Это тоже часть нашей стратегии. При падающем рынке можно минимизировать риски и затраты, а можно сделать вклад на будущее и на подъеме выиграть. Один швейцарский дипломат как-то сказал, что на протяжении истории Запад всегда относился к России либо с большой любовью, либо с ненавистью. Рано или поздно мы перейдем к фазе любви, я в этом уверен.
Мы часто боимся того, что плохо знаем. Десять лет назад многие предприниматели опасались работать с Китаем, но сегодня эта страна – сильный мировой игрок и огромный рынок сбыта. Множество швейцарских предпринимателей сотрудничают с китайскими партнерами, а в наших СМИ настороженность и напряжение по отношению к Китаю уступили место энтузиазму и оптимизму. Я думаю, что с Россией будет так же. К тому же Россия – традиционный партнер Европы в сфере экономики, науки и культуры, и никуда друг от друга нам не деться.
Сегодня мы ведем работу уже над несколькими проектами и параллельно продолжаем знакомиться с местным бизнесом, налаживать связи и информировать швейцарских партнеров о возможностях российского рынка. А когда начнется подъем – я ожидаю его к 2019 году – случится и ощутимый рывок. И наибольшую выгоду от него получат те, кто занял место первым. 
По поводу формата взаимодействия могу сказать, что некоторые швейцарские предприятия готовы делиться с Россией своими технологиями, ноу-хау, оказывать поддержку в налаживании высокотехнологичного производства и в процессах ведения своего бизнеса. Со стороны России, в свою очередь, необходимы партнеры, обеспечивающие инфраструктуру, кадры, господдержку, ну и финансовые вливания. Нет причины, по которой швейцарский бизнес должен вкладывать деньги в Россию, когда русские сами не верят в совместный бизнес и не вкладываются в него. 

– В России пользуется популярностью швейцарское образование. Довольно много россиян ежегодно уезжает учиться в швейцарские школы бизнеса и отельного менеджмента. Каким-то образом вы планируете работать и на этом поле? 

– В следующем году мы хотим запустить пилотный образовательный проект для российских кадров в производственной сфере. Мы также готовы способствовать укреплению образовательных связей и на других уровнях. Например, мы обеспечиваем видимость одному из наших партнеров, престижной образовательной группе Swiss Education Group, обучающей гостиничному бизнесу студентов со всего мира. Нас также радует перспектива обмена студентами и профессорами между университетом Невшателя и Самарским экономическим университетом, которые наладили отношения и достигли взаимопонимания с помощью нашего центра. Однако работать в качестве агентства в сфере образования мы пока не планируем. Это большой, интересный, но перенасыщенный рынок, а мы нацелены на сегмент B2B и промышленность. 

– А где вы сами получали образование? Вы на удивление хорошо говорите по-русски. 

– Просто я люблю изучать языки. Говорю на испанском, немецком, французском, английском, а теперь вот и на русском. Впервые русский язык я услышал десять лет назад и влюбился в него. Он очень красив. В Невшателе пошел в частную языковую школу записаться на курсы русского языка, но оказался там единственным желающим. А затем в Высшей школе менеджмента при Университете прикладных наук Западной Швейцарии, где я учился, запустили пилотный проект, в рамках которого можно было изучать русский язык. С таким азартом, как я, русский, наверное, еще никто не изучал. Уже через два года я поехал учиться по обмену в Омск, где прожил пять месяцев. Прилетел в декабре, был дикий холод, и общежитие, в которое меня поселили, выглядело, как после бомбежки, но я все равно был счастлив, и до сих пор с теплом вспоминаю то время. 

– И все же нечасто встретишь швейцарца, выбравшего в качестве места жительства Россию. Почему вы так надолго здесь задержались? 

– Мне постоянно задают этот вопрос. Недавно мы возили российских коллег в Невшатель, и они с удивлением спрашивали меня о том же: «У вас тут так хорошо, зачем же ты переехал?!». Но я действительно люблю Россию. Критиковать политику и экономику – это швейцарский национальный вид спорта.
Мы, швейцарцы, любим что-нибудь поругать, поскольку уверены, что это двигает страну к развитию. Точно так же я веду себя и в России. Очень трезво смотрю на проблемы, но высоко ценю и все то хорошее, что здесь есть. В России много возможностей для ведения бизнеса, которых уже нет в Швейцарии, и много свободных ниш. Тут богатейшая культура, а русские обладают отличным чувством юмора, которое проявляется, как только в общении с ними вам удается сломать лед. И еще я полюбил местную кухню. Без солянки или борща теперь не могу прожить и недели. Несколько раз, будучи в Швейцарии, пытался найти там чурчхелу, пока, правда, безуспешно (смеется)
Мои родители в прошлом году приезжали в Самару посмотреть на родившуюся внучку и поначалу были обескуражены видами российского промышленного города, скажем так, не очень уютного по швейцарским меркам. Но когда они увидели красивую Волгу и эти потрясающие закаты, несколько изменили свое мнение.
Когда я сам впервые приехал в Россию, у меня были, как мы говорим, звезды в глазах. И пусть все оказалось не совсем так, как я ожидал, я продолжаю любить это место. Россия для меня остается загадочной, экзотической страной, которую мне хочется понять и разгадать. И я обязательно это сделаю.