Путешествие за здоровьем

Путешествие за здоровьем
19 мая 2017 г
Президент Российского союза туриндустрии Сергей Шпилько о шансах России занять собственную нишу на мировом рынке медицинского туризма.
– Сергей Павлович, в этом номере мы говорим о развитии медицинского туризма в России и пытаемся делать это с оптимизмом. Но на ваш профессиональный взгляд, пациент скорее жив, чем мертв? И ждет ли его здоровое светлое будущее? 

– Сфера медицинского туризма в России совершенно точно имеет колоссальный потенциал и может быть чрезвычайно успешной. Говорю это как человек, восемь лет проработавший в Научно-исследовательском экономическом институте при Госплане СССР. Советский Союз, конечно, проигрывал по многим параметрам Западу, однако «брендовые» достижения имелись и у нас. Всем известно о советском космосе, балете и хоккее, но мало кто знает, что в этом же ряду стоит и наш санаторно-курортный комплекс, впрочем, как и вся сфера внутреннего туризма СССР. Структуры Центрального совета по туризму и экскурсиям ВЦСПС ежегодно обслуживали десятки миллионов человек. Можно сказать, крупнейший туроператор в истории человечества! А номерной фонд советских санаториев в некоторые периоды превышал гостиничный номерной фонд. Чего не бывало больше нигде в мире. 
Беспрецедентными были не только масштабы, но и сама советская школа курортологии. В западном понимании санатории – это либо спа-центры, либо своего рода загородные больницы с частичным использованием природных факторов. Российская же система санаторно-курортного лечения, когда в санатории работают десятки врачей различных специальностей, явление уникальное. Да и наши цены по-прежнему конкурентоспособны. Возьмите хотя бы кисловодскую здравницу «Крепость» с ее барокамерой. Один курс такой барокамеры в Европе будет стоить дороже, чем вся путевка в наш Кисловодск. 

– Но при всех этих достоинствах толп иностранных туристов в российских здравницах мы все же пока не наблюдаем. 

– Клиенты из ближнего зарубежья худо-бедно едут, но, чтобы привлекать туристов в более массовом порядке, над продуктом, конечно, надо работать. Необходимо его продвигать, пакетировать, затачивать, в том числе и под иностранцев. В России не так много теплых морских курортов, зато природными лечебными факторами богата вся территория страны. К регионам, лидирующим по развитию санаторно-курортного комплекса, относятся Краснодарский край, Крым и Ставропольский край, следом идут Московская область, Башкортостан, Татарстан, Алтайский край, Самарская область и Санкт-Петербург с его курортным районом. Если санатории Алтая уже неплохо известны, то о здравницах того же Башкортостана знают, к сожалению, немногие. Замечательные курорты есть на Камчатке, в Магадане, в Хасанском районе Приморского края… Ресурсы есть везде.

 
– Есть ли у России шанс занять свою нишу на мировом рынке медицинского туризма? Или все места там уже заняты? 

– В данный момент мировая индустрия медицинского туризма находится на стадии бурного роста. В свое время РСТ организовывал ознакомительную поездку в Каталонию. Увиденное нас поразило. Колоссальное внимание каталонцы уделяют развитию туризма в целом и медицинского туризма в частности. Они решили все проблемы и со своей береговой линией, и с культурно-познавательной составляющей отдыха в регионе, и теперь даже вынуждены ограничивать турпоток в Барселоне. Мы побывали в великолепном центре пластической хирургии, в перинатальном и офтальмологическом центрах, в других передовых клиниках. И везде взаимодействие с иностранцами выстроено на отлично. Возле одного центра увидели автобусы с немецкими туристами. Спросили, сколько же у вас коек, оказалось – меньше десятка. Процесс четко отлажен, после некоторых операций люди отправляются домой в тот же день и проходят реабилитацию уже под дистанционным контролем специалистов клиники. Огромное достижение – довести работу с иностранцами до такого уровня. 

Прекрасные примеры медицины в экспортном исполнении демонстрируют, конечно, Германия и Израиль. Многообещающе заявляют о себе Италия, Греция и Китай. А какая сейчас медицина на Кубе! Кубинцы шагнули далеко вперед, особенно в сфере онкологии. Или возьмем Португалию. Недавно общался с коллегами из ассоциации по борьбе с болезнью Паркинсона. Они выяснили, что именно в Португалии находится одна из лучших в мире клиник по лечению этого недуга.

Участники мирового рынка взаимодействуют, изучают опыт друг друга, инвестируют серьезные средства в индустрию здравоохранения и непрестанно совершенствуются. В этот общемировой процесс давно пора вливаться и России, но пока мы все никак не можем сдвинуться с места и перестроиться. А отрасль-то серьезная и перспективная. Свои позиции она сохранила во многом благодаря усилиям главврачей здравниц, которые делают что могут, хотя государство не очень-то о них заботится. К сожалению, все эти годы наш санаторно-курортный комплекс находился в положении несправедливо обделенной Золушки. Это горькая, но правда.


"К сожалению, все эти годы
наш санаторно-курортный комплекс
находился в положении
несправедливо обделенной Золушки.
Это горькая, но правда".



– Какие действия, по-вашему, необходимо предпринять, чтобы сдвинуться с мертвой точки? 

– Кое-что уже делается. Прошел президиум Госсовета по развитию санаторно-курортного комплекса, где были приняты немаловажные решения, в том числе по созданию реестра здравниц, их обязательной классификации и др. Но там же было принято решение о возвращении курортного сбора. Санатории и гостиницы, по сути, попросили поделиться доходами с местными бюджетами. Легко представить, к чему это может привести, когда у большинства субъектов рынка бюджет дефицитный. Тем более что для здравниц будет введено еще и налогообложение земли и имущества по кадастровой оценке, что также увеличит финансовую нагрузку на санаторно-курортный комплекс.    

А иностранцам и вовсе придется оплачивать три сбора: визовый, плату за услуги визового центра и курортный сбор, причем за каждый день пребывания по разным – в зависимости от региона – ставкам, если этот сбор введут многие регионы. Более негостеприимное решение сложно придумать. Поэтому первое, что необходимо сделать, это внимательно проанализировать экономику санаторно-курортного комплекса, его финансовые показатели, сроки окупаемости инвестиций, после чего обезопасить здравницы от увеличения фискальной нагрузки и поборов разного уровня.

Второе – необходимо собрать и выслушать представителей индустрии, врачей и управляющих санаториев, инвесторов. Что их волнует, чем им можно помочь? Было бы неплохо узнать об успешном опыте здравниц, перешедших на современные технологии управления. Таких у нас тоже немало: Белокуриха, «Плаза» в Кисловодске, карельский «Кивач», санатории «Ульяновсккурорта», здравницы AMAKS Hotels&Resorts, ЦСТЭ (холдинг), санатории Управления делами Президента РФ, в том числе «Волжский Утес» в Самарской области, и многие-многие другие.

Еще одной проблемой российской индустрии гостеприимства традиционно считается высокая сезонность. Но она решается четким позиционированием услуг. Скажем, в Минеральных Водах который год пытаются выстроить дорогу к морю. С одной стороны, желание вполне понятное, с другой – они должны понимать: им крайне повезло с тем, что моря у них нет. Это помогает четко позиционировать себя на рынке. Вся индустрия путешествий держится на одном простом вопросе: «Зачем нам к вам ехать?» Ответ должен быть столь же простым и ясным, не требующим дополнительной аргументации. Возникли проблемы с желудком – езжайте в Минводы, с опорно-двигательным аппаратом – в Старую Руссу. Не дай бог, заболели дети – Анапа или Евпатория, два основных детских курорта с мелким морем и штатом детских врачей. 

А вообще, как человек, представляющий индустрию много лет, могу сказать: конечно, хорошо, когда помогают, но главное, чтоб не мешали. Просто дайте людям работать, а хотите помочь – организуйте рекламу.
Почему Минздрав, отвечающий за санаторное лечение, ни разу не озадачился его популяризацией? Сейчас эти функции возложили на Ростуризм, но ведь лечение, и санаторное в том числе, продвигается в первую очередь по медицинским каналам. Раньше именно врач в поликлинике назначал пациенту поездку в ту или иную здравницу. А что сейчас врачи знают о санаториях и курортах? 
Где вы видели в больницах хотя бы какие-то плакаты, рассказывающие о санаториях? Хоть что-то?.. Поэтому если уж вводить курортный сбор, то направлять полученные средства надо прежде всего на популяризацию лечения в наших здравницах в низкий сезон. Ну и, конечно, необходимы налоговые льготы на землю и имущество. 

 
"Почему Минздрав, отвечающий за санаторное лечение,
ни разу не озадачился его популяризацией?
Эти функции возложили на Ростуризм,
но ведь санаторное лечение продвигается
в первую очередь по медицинским каналам".


– Вы отметили, что наши цены вполне конкурентоспособны на мировом рынке. Но на рынке внутреннем средняя стоимость путевки по-прежнему остается достаточно высокой, и отнюдь не многие жители страны могут позволить себе поехать в санатории «за полную стоимость».

– Отдых и путешествия – самая эластичная статья потребительских расходов. В случае падения доходов она сокращается в первую очередь, в отличие от расходов, скажем, на квартплату или питание. Но, урезая расходы на отдых, мы скорее пожертвуем пляжным отдыхом или катанием на горных лыжах, чем детским отдыхом или поездкой на лечение. Здоровье для нас превыше всего. Что касается ценообразования, то этот вопрос решается грамотной работой с сезонными скидками.

В Москве была похожая проблема с гостиницами. Летом и в праздничные дни с оттоком командированных загрузка резко падала. Тогда многие говорили о том, что ситуацию не переломить, город деловой. Ничего подобного! Пять лет совместной работы с директорами гостиниц, и картина изменилась. Гостиницы сделали ценовую политику более гибкой, стали предлагать скидки вовремя, к тому же в столице появились яркий событийный ряд, современные сервисы, и туристы поехали и в выходные, и на Новый год, на майские праздники. Просто предлагать скидки нужно не тогда, когда люди уже не приехали и номера стоят пустыми, а заранее, и заранее же объяснять, почему хорошо лечиться в межсезонье.

Я сам уже несколько лет не был в полноценном отпуске, но иногда уезжаю на несколько дней в санаторий, и делать это стараюсь именно в низкий сезон. Погода все равно не мешает отдыхать на свежем воздухе, а сервис в это время даже лучше, потому что народа меньше и с врачом можно пообщаться столько, сколько надо. Критики обычно сравнивают цены в российских санаториях с отдыхом без лечения за рубежом. Но не забывайте, что в России вы приобретаете не только отдых, но и лечение, аналог которого за границей, скорее всего, будет стоить в разы дороже. 

– Одной из главных претензий к российским санаториям по-прежнему остается и слабый сервис. Люди, привыкшие к отдыху за границей, воспринимают их как морально устаревшие, а руководители многих здравниц, похоже, недооценивают важность этого вопроса, предпочитая работать по старинке. 

– Да, сервис необходимо подтягивать. В какой-то степени здесь поможет проведение классификации здравниц. Но улучшение сервиса – одна из самых простых стоящих перед нами задач. Решить ее проще, чем наладить эффективное лечение, и на нем-то надо сконцентрироваться в первую очередь. И потом, если вы попадете в хороший санаторий, отдыхать вам точно будет некогда. Я помню, когда в 1990-х в Чечне происходили те трагические события и уже случились теракты на Кавминводах, вопреки ожиданиям загрузка в местных здравницах не рухнула, а продолжала удерживаться на уровне 50-60%. Казалось бы, немыслимо, но если перед человеком встает дилемма: ложиться под нож хирурга или попробовать вылечиться при помощи природно-лечебных факторов, его мотивация оказывается очень сильной. Сервис, конечно, важен, но не более, чем сама возможность отправиться в путешествие за здоровьем, притом в любое время года и практически в любой регион нашей страны.
 
Текст: Наталья Лукашкина