ПРИТОК СТУДЕНТОВ ОБЕСПЕЧИВАЮТ «НАШИ» ВЫПУСКНИКИ-ИНОСТРАНЦЫ

ПРИТОК СТУДЕНТОВ ОБЕСПЕЧИВАЮТ «НАШИ» ВЫПУСКНИКИ-ИНОСТРАНЦЫ
20 мая 2015 г
Сергей Николаевич ТИЦ
к.т.н., доцент, начальник международного отдела СГАУ
Войти в мировые рейтинги вузов в рамках участия в проекте 5-100 – задача № 1 для Самарского государственного аэрокосмического университета, но основная цель —стать по-настоящему конкурентоспособным университетом на международном уровне. Поэтому международная составляющая работы вуза является одной из ключевых. О том, какие задачи университет намерен решить в ближайшее время, рассказывает Сергей Тиц, к.т.н., доцент, начальник международного отдела СГАУ
— Сергей Николаевич, у СГАУ на сегодняшний день порядка 85 вузов-партнеров. Это много или мало?
— Думаю, далеко не каждый российский вуз может похвастаться столь внушительным списком, а главное – таким многообразием форм международного сотрудничества, которые мы реализуем в СГАУ. Хотя изначально нам было тяжелее наладить международное сотрудничество, чем другим российским университетам: и город Самара долгое время оставался закрытым, и тематика исследований у нас преимущественно секретная, которая не предавалась широкой огласке.
 
— То есть в мире хорошо знают о высоком развитии российской космонавтики, но при этом практически ничего не знают о Самаре как ключевом для этой отрасли городе.
— Именно так. Например, недавно я общался с заместителем директора Академии наук во Вьетнаме. Они заинтересованы в партнерских отношениях с Россией в области космической тематики. Так вот партнеров вьетнамцы искали в Москве и… в Челябинске. Самара – город, который сейчас единственный в России успешно производит ракеты-носители для пилотируемых кораблей, — осталась за кадром.
 
— Существует ли некий алгоритм работы с вузом-партнером? Как добиться долгосрочного сотрудничества, а не разового контакта в виде какой-нибудь научной конференции?
— Организация научной конференции — это тоже весьма полезное мероприятие в целях установления дальнейших контактов. Вообще, как правило, работа с вузом-партнером начинается с простых шагов, таких как краткосрочные стажировки. Именно так когда-то начиналось наше взаимодействие с вузами города-побратима Штутгарта. Постепенно сотрудничество перетекает в совместные научно-исследовательские проекты, внедрение программ двойных дипломов, программ сетевого обучения. Яркий пример долгосрочного (еще с 90-ых годов прошлого века!) и плодотворного международного сотрудничества — проекты, которые мы осуществляем с Харбинским политехническим университетом. Так, в ближайших планах — открытие в Харбине Центра русского языка.
 
— А почему его планируется открыть в Харбине, а не здесь, в СГАУ? Я недавно общалась с вашими студентами из КНР, которые обучаются по программе двойных бакалаврских дипломов. Все они сетуют на недостаточность языковой подготовки.
— Этот вопрос мы сейчас решаем. 20 лет назад попытка создать Центр обучения иностранных студентов в СГАУ уже предпринималась. Потом в силу ряда причин его работа была приостановлена. В 2010 году мы возобновили работу подготовительного отделения, набрали первых иностранных слушателей, которые начали изучение русского языка непосредственно в СГАУ. В этом году их у нас на подготовительном отделении 37 человек. В следующем году мы уже получили 60 бюджетных мест на подготовительное отделение для иностранных граждан желающих в дальнейшем обучаться в университете на русском языке.
Другой вопрос, что в рамках наших основных образовательных программ по языковой подготовке действительно уделяется недостаточно внимания. Но здесь мы вынуждены придерживаться государственного образовательного стандарта, а он предполагает всего 2 часа иностранного языка в неделю. Приравнять уроки русского язык к факультативу и брать с ребят-иностранцев дополнительные деньги — это тоже не лучший вариант. Но мы ищем пути решения этой проблемы.
 
— А сколько всего у вас обучается студентов-иностранцев?
— Сейчас у нас учится 355 иностранных студентов, только в этом году мы набрали порядка 150 человек. В следующем году их будет уже порядка 400-450 человек.
 
— Программа двойных дипломов, реализуемая с вузами Китая, предполагает, что и российские студенты проходят обучение в КНР?
— Пока поток студентов идет в одностороннем порядке: китайские студенты едут к нам, а вот российские студенты отправляться на учебу в Китай не спешат. Здесь тоже предстоит сломать определенные стереотипы и убедить российских студентов, что в Китае будущим инженерам аэрокосмической отрасли есть чему поучиться.
Кстати, наши китайские партнеры выделяют достаточно много грантов на обучение в летних школах, и число наших студентов, которые едут учиться по этим грантам, растет с каждым годом. Причем этом летние курсы носят не только языковой и культурный характер, но и присутствует и наша профессиональная тематика (в этом случае занятия, разумеется, проводятся на английском языке).
 
— Если я правильно поняла, то основной поток иностранных студентов вам обеспечивает именно Китай?
— Это не так. У нас учатся студенты из 48 стран. География широкая, но основные целевые рынки — это Латинская Америка, Африка, Индия, Китай, а также страны СНГ. Все больше стран развивают свои космические программы и нуждаются в подготовке квалифицированных кадров. Возьмем, к примеру, Боливию, которая в позапрошлом году запустила свой первый космический спутник. Кстати, не без помощи китайцев: Россия этот момент упустила. Но Боливия понимает, что на сегодняшний день именно Россия остается лидером космической отрасли и что подготовка кадров осуществляется здесь на очень высоком уровне.
 
– Какие шаги вы предпринимаете, чтобы обеспечить присутствие в СГАУ иностранцев из стольких стран?
- Есть у нас «ноу-хау» - тесные связи с нашими бывшими выпускниками-иностранцами. Многие из них занимают высокие руководящие посты в своих странах. Например, заместитель командующего ВВС в Перу – наш выпускник. И в настоящее время он работает в космическом агентстве. Мой однокурсник из Камеруна сейчас возглавляет надзорный орган в области гражданской авиации в целом ряде регионов своей страны.
Ну, а второй секрет — активное и грамотное позиционирование СГАУ на специализированных выставках, организация роуд-шоу.
 
– Что такое роуд-шоу?
– Мы выезжаем целенаправленно в вузы, профильные государственные структуры отвечающие нашему профилю. Если мы едем на выставку, то наша работа заключается не только в том, чтобы отстоять на стенде и разойтись. Мы заранее прорабатываем интересующие нас вузы, которые находятся в пределах досягаемости, едем туда и ведем переговоры с руководством и вузов, и а также космических агентств, и национальных авиакомпаний.
 
— Насколько вуз свободен в выборе методов своего продвижения на международном рынке?
— Относительно свободен. Например, я считаю, что у вуза должна быть большая свобода в участии в выставочных мероприятиях. Конечно, мы можем принять участие в Московском международном образовательном салоне. Но вряд ли участие в нем оправдает те средства, которые нам придется на это потратить. Понятно же, что выпускники московских школ к нам учиться не поедут. Познакомиться с потенциальными зарубежными партнерами? Возможно, но для этого нам достаточно пройтись по выставке, а не организовывать там свой стенд.
 
— Охотно ли иностранные вузы идут на контакт со СГАУ?
— Очень охотно. Но везде есть свои культурные нюансы, пренебрегать которыми нельзя, если хочешь добиться успеха. Например, опыт работы показывает, что в каждом регионе должен быть «свой» человек, знающий специфику менталитета и делового общения. Например, в Туркменистане Средней Азии у нас работает выходец из Средней Азии, Туркменистана. Он подсказывает, почему деловое письмо тамошнему , адресованное их руководству, нужно написать именно так, а не иначе. В Камеруне у нас тоже «свой» человек, который учился здесь, понимает нашу специфику и всегда подскажет и нужные контакты, и стиль ведения переговоров. Это поистине неоценимая помощь!
 
— А как иностранные партнеры оценивают материально-техническую базу университета?
— Очень высоко. У нас есть свой собственный аэродром, есть уникальный центр истории авиационных двигателей, есть великолепно оснащенные лаборатории.
 
— Кстати, планируется ли обеспечить студентам-иностранцам больший доступ к уникальному оборудованию? Все как один жалуются на закрытость.
– Конечно, в рамках вуза мы не в силах изменить законодательство и обеспечить иностранцам доступ на наши предприятия-партнёры, такие как РКЦ «ПРОГРЕСС» или ОАО Кузнецов ЦСКБ или на СНТК. Это серьезная проблема. Но для студентов-авиационщиков есть аэродром. По двигательным специальностям есть специальные стенды и уникальный центр истории авиационных двигателей. По космическим специальностям мы сейчас модернизируем корпус и закупаем линию по тестированию и сборке спутников малых космических аппаратов. И это будет реализовано здесь, в университете. Ребята-иностранцы будут иметь доступ к этому оборудованию.
Кроме того, мы очень приветствуем прохождение ребятами практики в авиакомпаниях своих стран. Так, ребята из Намибии ездили не преддипломную практику к себе на родину: это хорошо и для них, и для их потенциальных работодателей.
 
— Правительство говорит об увеличении квот на обучение иностранцев. Это облегчит процесс их привлечения?
— Сложный вопрос. Раньше действовал хороший механизм распределения квот по так называемому преимущественному праву. Квоты выделялись вузу на конкурсной основе, и вуз сам искал кандидатов. Завязывая отношения с новыми партнерами, мы говорили: «Мы можем дать столько-то квот, если вы поможете отобрать нам достойных кандидатов. А вы за свой счет профинансируйте обучение еще стольким же-то кандидатам». Это очень заинтересовывало. И тот, кто не получил квоту, как правило, шел на контакт.
Сейчас этот эффективный механизм оставили только для магистров и аспирантов, причем без подготовительного отделения. Это означает, что мы должны либо набирать ребят на англоязычные программы (а это непросто), либо искать студентов-иностранцев уже со знанием русского языка. Причем из СНГ нам по квотам кандидатов брать не рекомендуют, потому что у них якобы и так достаточно механизмов, чтобы учиться пройти обучение в России.
 
— Но программа обучения на английском языке уже реализуются?
— Да, она действует первый год. Для ее реализации мы привлекли преподавателя из Дании. Программа идет под его руководством. Отдельные модули ведут ученые из США, из Прибалтики. Это требует значительных финансовых затрат, хорошо, что необходимые средства сейчас у нас для этого есть в рамках программы 5-100. Но и значительное количество наших преподавателей в настоящее время (порядка 300 человек!) активно штудируют английский язык. Конечно, мы делаем ставку в основном на молодых специалистов, которые находятся в активной фазе, пишут статьи на английском языке, участвуют в международных конференциях. Всё это финансируются университетом. В будущем учебном году готовы к началу реализации ещё порядка пяти программ на английском языке.
 
— Много ли иностранцев, самостоятельно оплачивающих свое обучение в СГАУ?
— По-разному. Например, ребята из Казахстана поступают в СГАУ на тех же условиях, что и россияне. Таджикистан Узбекистан оплачивает направляет на учебу своих студентов полностью в основном за счёт межправительственных соглашений. Если говорить о студентах из Латинской Америки, то там можно говорить о соотношении 50 на 50: есть и бюджетники, есть и те, кто сам оплачивает учебу по контракту.
Кстати, сейчас падение рубля сыграло иностранным студентам на руку: образование в России стало более доступным. И пока поднимать цены для иностранцев мы не планируем.
 
— Есть отчисления среди иностранцев?
— Да, отчисляем даже тех, кто учится за свои деньги. Авиация и космос – это те отрасли, где от действий персонала зависит безопасность людей, и мы это понимаем как никто.
 
– Сколько времени потребовалось для достижения столь серьезных результатов в области международной деятельности?
– Мы начали наращивать усилия в этом плане с 2009 года, когда стали Национальным исследовательским университетом. И не жалеем на это ни времени, ни средств. Надо открывать миру российское образование. Замыкаться на внутренний рынок — это неправильно, ведь специалиста мирового уровня гораздо проще подготовить, дав возможность международного общения во время обучения.
 
Беседовала Алла Стефанская


Теги: Вуз, Россия, Самара