Приключения итальянца в России

Приключения итальянца  в России
20 ноября 2016 г
Уроженец Милана, генеральный директор “FINCA Россия” Марко Де Натале делится впечатлениями о своей жизни в нашей стране и объясняет, как обидеть кавказского таксиста, обзавестись бриллиантовой рукой, и почему американцы так похожи на русских.
«Теперь я знаю Россию!»
Когда я согласился на работу в России, получил множество писем от друзей и коллег. Все послания делились на три категории: «Ты такой смелый!», «Удачи!» и «Ты с ума сошел!». Это было в 2014 году, в самый разгар финансового кризиса в России. 
К тому моменту я побывал во всех уголках Европы и в Америке, видел Бирму, Камбоджу и Конго, даже по странам СНГ поездил, а вот с Россией как-то не складывалось, хотя мне и очень хотелось увидеть эту страну. 
Я родом из Италии, из Милана. Учился в миланском университете Боккони, аспирантуру окончил в Стэнфорде в США. Затем десять лет работал в международных инвестиционных банках Лондона, а в 36 понял, что хочу сменить поле деятельности, и перебрался в Женеву, где начался новый этап в моей карьере – работа в сфере микрофинансирования. 
Когда спустя пару лет ведущая международная сеть микрофинансовых институтов FINCA International предложила мне позицию финансового директора в “FINCA Азербайджан”, я с радостью согласился. На тот момент “FINCA Азербайджан” являлась крупнейшим из 23 представительств компании. Передо мной была поставлена интересная задача.
А еще спустя три года поступило предложение стать генеральным директором “FINCA Россия” и переехать в Самару. Несмотря на сложную экономическую ситуацию, которая складывалась в России на тот момент, я понял, что очень хочу принять этот вызов.
Россия оказалась страной невероятной. Удивительно разнообразной, с богатейшей историей. Нигде в мире я не видел такого сочетания языков, традиций, национальностей. Я тут лишь 
1,5 года, но кажется, значительно больше – так много я успел повидать: Москву, Санкт-Петербург, Сибирь, Кавказ, красивые города вдоль берега Волги. В прошлом году мы с друзьями отправились на машине из Самары в Нижний Новгород. За рулем я провел девять часов и по прибытии в Нижний Новгород чувствовал себя уставшим, но счастливым и гордым: теперь я знаю Россию! Правда, когда я посмотрел карту, стало ясно, что увидел я лишь совсем небольшой кусочек необъятной страны.   
Русские люди, на мой взгляд, открытые и позитивные. В Баку я провел три замечательных года, но там все же чувствовалась разность менталитетов, которая в России не ощущается. Здесь все, даже таксисты, когда узнают, что я из Италии, проникаются ко мне симпатией. По-русски я говорю пока не очень хорошо, но нам, итальянцам, хватает и пяти иностранных слов в сочетании с языком жестов, чтобы вести содержательную беседу. 
Правда, однажды я, сам того не желая, все же обидел водителя. Дело было на Северном Кавказе, где мы открывали филиал компании. Когда я садился в машину и пристегнул ремень, водитель посмотрел на меня в недоумении и с обидой в голосе проговорил: «Вы что, не доверяете мне? Я хорошо вожу!»
Я также нахожу русских очень прямолинейными: в случае конфликтов или несогласия они сразу говорят все, что думают. Признаюсь, мне такой подход нравится. Я и сотрудников поддерживаю, когда они открыто выражают свою точку зрения. Здесь, в России, вообще более сплоченная атмосфера. Есть чувство локтя в команде и ощущение того, что вместе можно сделать больше.  
«Ничего, привыкнешь!» 
Что до минусов, то тут я не буду оригинальным. Российские дороги, особенно те, что находятся вдали от трасс, могли бы быть значительно лучше. Время от времени на выходных мы с женой берем собаку и отправляемся на машине куда-нибудь за город, однако не всегда это путешествие проходит так гладко, как того хотелось бы… Кстати, русские мне близки еще и своей любовью к животным. У меня есть собака и три кошки. Все они дворняжки. Я подобрал их на улице в Азербайджане, поэтому в России они тоже, можно сказать, экспаты. Им здесь очень нравится. Тут много мест, где можно гулять, работают хорошие ветеринары. Я бы с радостью взял и собаку из местных, но, боюсь, жена со мной разведется, если я приведу домой еще хотя бы одно животное! 
Есть у меня и интересный опыт знакомства с российской медициной, которая, как выяснилось, значительно отличается от западноевропейской. Несколько лет назад в Лондоне на своем мотоцикле я попал в аварию и вывихнул плечо. В России старая травма дала о себе знать – пришлось обратиться за помощью. Если британские врачи с меня разве что пылинки не сдували, стараясь максимально комфортно зафиксировать травмированное плечо, то здесь мою руку заковали в настолько жесткий бандаж, что я даже спать нормально не смог. А когда попросил врача немного его ослабить, он отрезал: «Ничего, привыкнешь! Они там за границей ничего не понимают, пекутся о комфорте, а не о твоем здоровье». Думаю, в определенной степени он был прав, бандаж и правда оказался эффективным. Другие приоритеты, другой опыт…    
Чем холоднее, тем лучше
Зато меня приятно удивило то, что даже зимой в России люди так много времени проводят на свежем воздухе. Русские друзья разделяют мое увлечение бегом, вместе мы ездим на природу, гуляем по горам. Я и не знал, что русские настолько недомашние и спортивные. 
Первая русская зима тоже не испугала. Как известно, нет слишком холодной погоды, есть недостаточно теплая одежда! Я люблю наблюдать смену времен года на Волге. Даже понял, почему местным не очень нравится температура около 0°C и они всегда говорят: «Ну вот, было бы хотя бы -10°C!» Все из-за слякоти и грязи. Хотя поначалу мысль «чем холоднее, тем лучше» меня, уроженца Милана, несколько озадачивала.
И кстати, о Милане… Да, для меня, как и для большинства моих земляков, мода – не пустой звук, но в то же время мне нравится, что русские, по крайней мере в Самаре, спокойнее, чем итальянцы, относятся к вопросам собственного имиджа. Они не так сильно озабочены брендами и не спешат поразить вас маркой дорогих часов или туфель. Мне симпатична эта русская неформальность. Мой предшественник в “FINCA Россия” Тимоти Таррант признавался, что Самара напомнила ему родной американский юг – он родом из штата Миссисипи. Здесь все такие же расслабленные. Вечером не нужно надевать костюм от Армани и спешить на какое-нибудь пафосное мероприятие. Вместо этого можно выйти на берег Волги, купить пива и отлично отдохнуть. 
За время жизни в России я успел проникнуться и некоторыми русскими традициями. Очень люблю баню. Еще моя жена подтрунивает надо мной из-за того, что теперь каждый раз, отправляясь в поездку, я сажусь «на дорожку». 
Что до русской кухни, то я нахожу ее очень интересной, хотя и остаюсь верным поклонником кухни итальянской. Я знаю, что в России богатая культура супов. Я уже пробовал окрошку и соленые огурцы. Честно говоря, их вкус мне понравился больше, чем столь любимая русскими и, безусловно, полезная гречка. А со времен Азербайджана я очень люблю шашлыки.
В России я продолжаю открывать для себя и русскую культуру. Еще в студенчестве я читал романы Достоевского, «Мастера и Маргариту» Булгакова. Даже побывал на Патриарших прудах. Недавно познакомился и с произведениями Гоголя. Кроме того, я большой фанат оперы. Я не так стар – далеко не многие итальянцы моего возраста разделяют это увлечение – но у нас в семье оперу любят все. Уже несколько раз я бывал в Большом театре и Самарском театре оперы и балета. Видел «Травиату», «Тоску», «Лебединое озеро»… Самарская труппа выступает вполне достойно. А вот Большой театр – это высочайший уровень. Я бы сказал, столь же высокий, как «Ла Скала». Очень хочу посетить и российские драматические театры, но, к сожалению, пока мой русский оставляет желать лучшего. Ну а в самых ближайших планах – посмотреть советский фильм «Бриллиантовая рука»! Когда я ходил с перевязанным плечом, друзья неустанно шутили надо мной и спрашивали, не спрятаны ли там бриллианты. Хочу, наконец, увидеть этот фильм.
Точки соприкосновения 
За время, проведенное в России, я, будучи иностранцем и представителем американской компании, ни разу не почувствовал к себе враждебного отношения. Да, в мире складывается непростая ситуация, но я настроен оптимистично. Уверен, у России и США есть множество точек соприкосновения, и всем нам необходимо учиться мыслить глобально. Сегодня столько проблем, которые нужно решать сообща: безопасность, терроризм, защита окружающей среды… Очень жаль, что санкции осложняют привлечение иностранных инвестиций в Россию, хотя я вижу здесь много прекрасных возможностей для инвестирования. 
Принимая во внимание то исключительное давление, которое последние два года испытывает на себе ваша страна, могу сказать, что российская экономика управляется вполне неплохо. Центральный банк контролирует ситуацию, спадают темпы инфляции, стабилизируется валюта. Если правительства некоторых других государств пытаются обвинить в спаде экономики именно банки и финансовые институты, то в России, напротив, мы видим реальную поддержку таких организаций, как FINCA, которые занимаются кредитованием малого и среднего бизнеса. 
Когда этим летом я был в Вашингтоне, в разговоре с моими американскими коллегами высказал такую мысль: «США и Россия гораздо больше похожи друг на друга, чем они сами думают». И американцы, и русские гордятся тем, что являются частью огромной страны, имеющей большое влияние в мире. И те и другие патриотично настроены в отношении вооруженных сил своих государств. Мне сложно представить француза, говорящего: «Я так горжусь нашей армией!» 
А если в Италии произнести фразу: «Ты – настоящий итальянец!», тебе ответят: «Ну да, итальянец, и что?» Для нас эти слова нейтральны, а вот в России и США, как мне кажется, есть более глубокое осознание национальной идентичности, национальных ценностей.
Когда я только приехал в вашу страну, не был уверен, что захочу остаться тут надолго. Но сейчас, спустя 1,5 года, мы с супругой готовы провести здесь намного больше времени. Своему боссу я уже сказал, что из всех 23 стран, где представлена FINCA, хочу работать именно в России. После множества сложных решений по выходу из кризиса сейчас мы начинаем новую главу в истории компании. Впереди я вижу прекрасные возможности для успешного роста и совершенно точно хочу быть частью этого процесса. Еще я обязательно продолжу свое исследование России, особенно той ее части, что простирается от Байкала до Дальнего Востока и Мурманска, и, конечно, как можно больше узнаю о русской культуре и об этом красивом языке.