Пять клоунов против Европы

Пять клоунов против Европы
10 марта 2016 г
Маленький, но гордый питерский театр клоунов вернулся из своего первого европейского турне. Ребята обошлись без глянцевых афиш, спонсоров и даже без настоящего названия. Они – «Театр, Имени Которого Нельзя Называть». Гастроли однако удались.
Покорить европейскую публику команда российских клоунов решила спектаклем «Цирк уехал…»: два забытых клоуна машут вслед уехавшему цирку и вдруг оказываются перед зрителями, которых им приходится развлекать в силу собственных небольших талантов и умений. Спектакль артисты показали на 10 площадках в 7 странах, доказав, что цирковое искусство и впрямь стирает границы. О своих самых ярких впечатлениях рассказала актриса Женя Клекотнева, днем исполнявшая сольную партию администратора поездки, а вечером певшая и игравшая на аккордеоне в спектакле.
Как все начиналось
В 2008 году несколько актеров одного театра объединились и решили работать вместе. Поскольку идей названия театра не было ни у кого, афиша так и ушла в печать с подписью «Театр, Имени Которого Нельзя Называть». С тех пор артисты строят вокруг своего театра миф и создают спектакли на безумном смешении жанров и направлений, от кукольных спектаклей до кабаре.
О «Желтой мельнице» и счастье
К творческой лаборатории Славы Полунина «Желтая мельница», что находится под Парижем, мы добрались только ночью. Там проходил Красный праздник – это когда все одеваются в красное, и мы стукнулись лбами в закрытые ворота. Чуть было не повернули на Париж, но поняли, что не можем уехать просто так. Решили переночевать в машине на парковке. Зато утром ворота полунинского замка распахнулись перед нами, и мы оказались в сказке. То, что там творится, сложно описать словами. Как- то в Санкт-Петербурге Слава Полунин читал лекцию о счастье и говорил о театрализации жизни. Он сказал: «Если вы строите свою жизнь как произведение искусства, она становится счастливой». И вот на «Желтой мельнице» действительно невозможно не быть счастливым. Там можно гулять и каждый миг попадать в историю. Из-за угла вдруг вырастает дом на курьих ножках, почти как у Бабы Яги. К его высокому входу нужно подниматься по деревянной лестнице-стремянке. Это мини-гостиница для полунинских гостей. Был там домик и в форме огромного яйца. Слава шутит: это яйцо, в котором живет курица. Еще можно выйти к речке, где на плоту расставлены кресла, а рядом медленно плавает кровать. И лодка в форме месяца. Говорят, ночами на ней катают самых удачливых гостей. В этом сумасшедшем месте очень хотелось остаться, но нас ждал Париж.
О замке и привидениях


В Бельгии мы жили и выступали в настоящем средневековом замке, которым владеет простая русская семья из Нижнего Новгорода. В Бельгии так много заброшенных замков, что там проще купить замок, чем дом. Вот наши русские ребята и стали замковладельцами. Теперь они водят тут экскурсии и рассказывают о привидении, которое якобы досталось им в наследство от прежних хозяев. По легенде, родовитая владелица когда-то давно споткнулась на лестнице и сломала шею. С тех пор она все не может успокоиться и ночами бродит и бродит по коридорам. В эту историю, конечно, сложно было поверить, однако ночью мы проснулись оттого, что услышали чьи-то шаги… Одним словом, вопрос о существовании привидений остался для нас открытым.
О русском театре
За всю поездку нам ни разу не пришлось ощутить по отношению к себе недоверие или настороженность со стороны европейцев. Только радушие и гостеприимство. А вообще в театральной среде во всем мире до сих пор существует большое уважение к российской театральной школе. Как-то мы делали совместный проект с французскими артистами. Они приезжали в Петербург, чтобы вместе с русскими сделать спектакль по Хармсу. Так вот потом французы признавались, что по-настоящему боялись русских актеров: вдруг мы их переиграем?
О проблемах и перспективах



Видимо, «театральные» проблемы не имеют национальности. Что в России, что за рубежом артисты жалуются на одно и то же: не хватает финансирования, не заполняются залы. Люди так привыкли к телевизору и гаджетам, что почти не выбираются в театры. При этом европейские артисты связаны жесткими условиями аренды и контрактов, и порой им приходится даже труднее, чем нам. К примеру, в Санкт-Петербурге сейчас один театр борется с администрацией города: ребята не могут платить аренду, их выгоняют из помещения. Так на защиту актеров встали жители города: они пишут письма, добиваются того, чтобы театр не выгоняли из дома. У европейских актеров в этом случае не было бы шанса. Контракт есть контракт. Лично мы после турне по Европе так и не стали миллионерами: заработали ровно столько, чтобы оплатить бензин и еду.


Теги: Уличный театр