НеRUSский взгляд: АКЦЕНТ НА ОТКРОВЕННОСТЬ

НеRUSский взгляд: АКЦЕНТ НА ОТКРОВЕННОСТЬ
5 апреля 2015 г
От долгой зимы, снега, гололеда и слякоти устаем даже мы, россияне. Представляете, как должен чувствовать себя житель Мадагаскара? «Да нет же, все отлично!» — улыбается смуглый юноша. Знакомьтесь — Люсиано Ралисон, студент 5 курса Самарского государственного аэрокосмического университета

Люсиано РАЛИСОН,

студент СГАУ

— Люсиано, как вы пришли к решению о получении высшего образования за границей?
— Я всегда мечтал получить инженерную специальность, связанную с авиацией. И точно знал, что это будет не на Мадагаскаре, потому что у нас получить соответствующее образование невозможно: такой специальности в вузах просто нет. Изначально я хотел быть авиаконструктором, но потом отказался от этой идеи: на родине по этой специальности работу не найти. И решил получить специальность, связанную с эксплуатацией самолетов. Такие инженеры нужны в любой стране.
 
— Но ведь учеба за границей стоит дорого…
— Безусловно. Но на Мадагаскаре выпускники, окончившие школу с высокими результатами, имеют возможность поехать учиться за границу. Их обучение финансирует государство. Отбором кандидатов на обучение занимается наше министерство образования, и конкурс на самом деле очень серьезный. К счастью, я его успешно прошел.
 
— Как решается вопрос с выбором конкретной страны?
 — Абитуриенту предлагается на выбор несколько стран, в которых он может учиться по желаемой специальности. Чем выше результаты учебы в школе, тем предлагаемых вариантов больше. У меня был выбор — либо одна из африканских стран (Алжир, Марокко, Египет), либо Россия. Я подумал: «Какой смысл ехать в африканский вуз? Мадагаскар — та же Африка!» И выбрал Россию.
 
— То есть выбрали самый экзотический для вас вариант?! Знали хотя бы что-нибудь о России?
— Мало, если честно. На уроках истории в школе нам немного рассказывали о ваших революциях и войнах. На уроках литературы упоминали о Пушкине и Толстом. И о том, что в России бывает снег, я тоже знал. Правда, когда увидел его потом собственными глазами, все равно был шок. Приятный шок.
 
— А город и университет, куда едете учиться, были известны заранее?
— Нет. Нам дали большой справочник, в котором было указано, по каким именно специальностям можно учиться в той или иной стране. Без конкретизации по городам и вузам. А вот город, в котором мне предстояло год учиться на подготовительном факультете, сказали заранее. Это был Воронеж. Я тогда это слово даже выговорить не мог!
 
 — Вы прилетели в Россию в составе большой группы?
— Нас было 9 человек. Двое остались на подфаке в вузах Москвы, а семеро, я в том числе, отправились изучать русский язык в Воронеж — в государственную технологическую академию и в госуниверситет.
 
— И каким было первое впечатление от русского языка?
— Это был ужас! Тогда я думал: «Господи, за что мне такое наказание?» Не верилось, что когда-нибудь я смогу говорить по-русски и понимать русскую речь. Но потом шаг за шагом… Кстати, отличный способ оценивать свой прогресс в изучении языка — смотреть одни и те же фильмы, сериалы. Первый раз вообще непонятно, о чем говорит герой, через неделю — уже чуть-чуть понятнее. А потом наступает момент, когда ты понимаешь все!
 
— Сейчас вы отлично говорите, практически без акцента. Скажите, насколько после подфака вы были готовы слушать лекции на русском языке?
— На первом курсе, особенно в первом семестре, было очень сложно. Знаете, что представляли собой мои конспекты лекций? Отрывки речи преподавателей: «Это является…, потому что…» Уловить на слух незнакомые термины было почти невозможно. Приходилось много самостоятельно заниматься по учебникам.
 
— Когда произошел выбор в пользу учебы в СГАУ?
— Когда я более-менее освоил русский язык, начал изучать сайты вузов, другую информацию в Интернете, анализировать рейтинг университетов, читать отзывы русских студентов. Ну и, конечно, активно общался с соотечественниками, которые ранее учились в России. Выбирал между аэрокосмическими университетами в Самаре, Уфе и Казани.
 
— В итоге выбрали СГАУ. Довольны ли вы своим выбором? Как оцениваете уровень профессиональной подготовки?
— В университете работают высококлассные специалисты, которые любят свое дело. Если что-то на занятии было непонятно, всегда можно обратиться к преподавателям, и они терпеливо и доброжелательно все разъяснят. В отличие от Мадагаскара в России между преподавателями и студентами нет большой психологической дистанции, отношения очень дружеские и доверительные. И это особенно чувствуется, когда выполняешь курсовые работы. Я вообще очень рад, что мы пишем курсовые работы: на Мадагаскаре этого нет. Они позволяют систематизировать знания и научиться самостоятельно решать практические задачи. Это очень помогает в учебе. Кроме того, в университете отличная техническая база: есть вся необходимая учебная и научная литература, много полезных интернет-ресурсов. Конечно, есть и моменты, которые мне не нравятся. Например, то, что иностранный студент не вправе пройти практику на российском предприятии. Все русские студенты идут на практику на завод, а мы, иностранцы, такой возможности лишены. Как, скажите, в таких условиях можно качественно написать курсовую работу, тема которой напрямую соотносится с практическим опытом? Ну ничего, справляюсь.
 
— А как складываются отношения с сокурсниками? К ним можно обратиться за помощью, если что-то непонятно?
— Студенты в университете очень дружелюбные, никаких проблем в общении с ними не возникает. И с учебой помогают тоже без проблем. Правда, многим из них самим постоянно требуется помощь: уровень знаний студентов очень разный. Когда мы поступили на первый курс, я был поражен тем, с каким трудом многие русские студенты справлялись с элементарными задачами по математике и физике. У нас такие задачи решили бы даже школьники. И это не только мой субъективный вывод — мои соотечественники, которые учатся в других вузах, в том числе в Москве, говорят о том же. Возможно, на Мадагаскаре более сложная школьная программа.
 
— Думаю, причина не только в этом. Люсиано, а как вы проводите свободное время?
— Здесь все мое свободное время занимает СТЭМ (студенческий театр эстрадных миниатюр. — Прим. ред.). Я участвую в нем с первого курса, и мне это безумно нравится! На Мадагаскаре ничего подобного нет. Где, кроме как в России, я смог бы не только сыграть более десяти ролей за пять лет, но и научиться писать сценарий, делать и ставить декорации? Еще я участвовал в Фестивале русской речи, который раз в два года проводит Воронежский государственный университет. Кстати, стал лауреатом! А в 2014 году был ведущим передачи «НеRUSский взгляд» на одном из самарских телеканалов.
 
— Молодец! А с планами на будущее уже определились? У вас есть обязательство вернуться работать на родину?
— Нет, никакого контракта я на этот счет не подписывал. Так что я вправе устроиться на работу в том числе в другой стране. Например, моя мама мечтает, чтобы я жил и работал во Франции. Но я все-таки вижу себя на родине, я хочу работать на Мадагаскаре. Что из этого сбудется, трудно сказать: зарубежный диплом еще не гарантия успешного и перспективного трудоустройства. Надеюсь, все сложится благополучно! 
 
Беседовала Алла Стефанская


Теги: Вуз, Личный опыт, Привлечение иностранцев