Наши люди

Наши люди
5 декабря 2018 г
Международный образовательный центр «ОПТИМА СТАДИ» помог уже сотням российских студентов получить образование за рубежом. Сегодня наши ребята учатся в лучших вузах по всему миру. И мы ими очень гордимся! В этом номере мы попросили рассказать о своем опыте будущего ученого Анну Леонову, выпускницу Trent University, магистранта McMaster University (Канада).
В топ-10 самых красивых  

Я учусь на магистерской программе в McMaster University. Это один из ведущих научно-исследовательских университетов не только в Канаде, но и в мире. Здесь есть собственный ядерный реактор, и в стенах этого вуза был расшифрован геном холеры. Моя специальность называется сложно: Health Sciences, Medical Sciences (Physiology & Pharmacology). Я мечтала поступить именно в этот университет, именно в лабораторию под руководством профессора Фостера, признанного специалиста в области эндометриоза. Сейчас в мире мало кто занимается этим заболеванием целенаправленно, но мне эта тема глубоко интересна, я писала по ней диплом на бакалавриате, и моя мечта наконец сбылась. Я здесь, в МакМастере.

При этом степень бакалавра я получила в другом канадском вузе – в Trent University. Трент – довольно маленький университет, что не мешает ему регулярно попадать в рейтинги лучших канадских вузов. Кроме того, расположенный в городе Питерборо кампус Трента входит и в топ-10 самых красивых в стране. Живописную территорию кампуса разделяет река, а из окон аудиторий открывается чудесный вид. Родителям многих студентов Трент нравится еще и тем, что в Питерборо полностью отсутствуют клубы и какая-либо в нашем понимании ночная жизнь. Студенты, конечно, устраивают вечеринки, но в целом это тихий городок, где хочешь не хочешь, но будешь учиться. Еще здесь невероятная природа, можно встретить оленей, енотов, бурундуков и других удивительных животных, которых раньше я видела только в зоопарке!

Я очень рада, что выбрала Трент с его почти домашней атмосферой. Возможно, из-за того, что в университете не так много студентов, с преподавателями у нас сложились доверительные, дружеские отношения. В какой-то момент мне это очень помогло. На четвертом году бакалавриата я неожиданно столкнулась с визовыми проблемами. Срок действия моего загранпаспорта истекал, а на оформление новых документов и визы уходило слишком много времени. При этом в России моя старшая сестра выходила замуж, и я бы не простила себе, если бы пропустила ее свадьбу. В итоге я все же решила прилететь домой на пару недель в надежде на то, что за это время успею получить визу. Однако из-за бюрократических проволочек визу мне выдали лишь спустя два месяца. А в Тренте тем временем в разгаре был последний семестр, нужно было закрывать дедлайны по нескольким предметам, и я рисковала остаться на второй год. Но благодаря тому, что за время учебы у меня сложились хорошие отношения с профессорами, они согласились общаться со мной онлайн. По скайпу и фейстайму я делала презентации, посылала по электронной почте эссе. И сейчас я неимоверно благодарна своим преподавателям за эту возможность. В любом другом университете это было бы просто невозможно. 


Слишком много свободы


В канадских вузах принципиально иной подход к учебе. Поначалу мне было непросто привыкать к новой системе, в основе которой много свободы. Студенты сами должны создавать свое расписание. Нужно понять, какие предметы можно брать на первом курсе, какие – на втором, что из предложенного является обязательным, а что – факультативным. Поначалу я очень переживала, что возьму что-то не то. Хотя сейчас, пройдя через все это, я понимаю, что система устроена как раз очень легко и удобно. 

Первый семестр был достаточно тяжелым для меня еще и потому, что изначально я поступила на Nursing («Сестринское дело»). Поскольку я планировала учиться на врача, а в Канаде поступать в медшколу можно, только имея высшее образование, мне казалось вполне логичным начать с профессии среднего медицинского персонала. Но чем дальше в семестр, тем отчетливее я понимала, что этого вообще может не произойти. 

Поступить в медшколу в Канаде очень сложно. Необходимы самые высокие оценки, множество рекомендаций отовсюду, и попадают туда зачастую не с первой попытки. Я представила, что какое-то время, возможно, придется работать медсестрой, и задумалась, действительно ли я этого хочу. Я знаю многих людей этой профессии, и они любят свое дело, и у них горят глаза, но про себя я поняла, что это не мое. Я хотела заниматься наукой, экспериментами и исследованиями. И потому на втором семестре перевелась на программу «Биохимия и молекулярная биология». Я невероятно благодарна моей семье за поддержку и понимание, которую они оказали тогда и продолжают оказывать каждый день! 

Первый год я жила в резиденции на кампусе. Мало кто из студентов Трента задерживается в резиденциях дольше, поскольку там нет кухни, только холодильник и микроволновка, а из продаваемых на кампусе продуктов – в основном фастфуд.

На втором курсе вместе с тремя друзьями мы арендовали коттедж. Но и тут одного года мне вполне хватило. Мы жили со студентами из Турции и России, а потом к нам присоединился мальчик из Канады. В нем-то и была самая большая проблема. Я привыкла жить в доме, где все чисто и разложено по полочкам. Но оказалось, что у всех нас свое представление о чистоте, и я не смогла делить кухню с кем-то еще. Через год вместе с моим молодым человеком мы сняли отдельную квартиру.

Без заборов

В Тренте немало русскоговорящих студентов, выходцев из СНГ, правда, подсчитать наше точное количество было трудно. Русских вообще очень сложно собирать, поскольку у нас нет чувства «общины». В университете работает ассоциация международных студентов, которая постоянно организовывает интересные мероприятия. Как-то на кампусе даже проходил индийский фестиваль красок Холи. И мы всегда знали – если будет мероприятие, посвященное Индии, Бангладеш или Пакистану, придут все: студенты, их семьи, их друзья, и банкетный зал будет забит полностью. 

А вот собрать русскоговорящую публику очень непросто. Я принимала участие в организации таких событий и убедилась в этом на собственном опыте. Как-то я попыталась собрать русских студентов на Масленицу, но почти никто из них не пришел. Зато собралось очень много иностранцев, которые с удовольствием ели блины, от души веселились, и у нас получился отличный вечер. 

Что касается самих канадцев, то в первые месяцы пребывания в стране они кажутся очень дружелюбными и открытыми людьми. Однако уже ко второму семестру начинаешь понимать, что это лишь видимость. Они мило общаются, улыбаются тебе на улице, спрашивают, как твои дела, но на самом деле им по сути все равно. Мы в России, возможно, менее учтивы, но если уж обращаемся к человеку, то это значит, что он нам и правда интересен. В канадцах мне не хватает откровенности. Они редко говорят, что думают. Там, где русский скажет «нет, ты не прав», они будут ходить вокруг да около и отделываться дежурными фразами: I’m afraid, but… 

Вместе с тем Канада производит впечатление очень безопасной страны. На первом курсе меня удивлял тот факт, что садовую мебель они оставляют на ночь возле дома и не заносят куда-нибудь в гараж. Недавно у нас состоялся разговор со студентами из Бразилии, Мексики и Канады. Девушка из Канады, увидев фотографии российских домов, недоумевала, почему у нас везде заборы. В понимании канадцев забор должен быть на заднем дворе, чтобы собака не убежала или дети не выбежали на дорогу, а перед домом – открытая лужайка. У нее в голове не укладывалось: «Вы что, не хотите, чтобы вас видели?!» 

Открыть для себя мир

На магистерской программе университета McMaster, куда я поступила в этом году, мне предстоит учиться два года. Только оказавшись в McMaster, я поняла, почему так много иностранных ученых и исследователей приезжает в Канаду. Здесь очень благоприятная среда для занятий наукой. Лаборатории непосредственно нашего университета оснащены самым высокотехнологичным оборудованием. 

Недавно у нас стажировалась девушка из Ирана. Она работает на реагентах того же самого производителя, что и мы, но до Ирана они бы шли год и стоили бы в 10 раз дороже. Намного легче ей было приехать на полгода в Канаду. Прямо сейчас у нас работает парень из Бразилии. У себя на родине он так же учится в магистратуре, но там он не может лично проводить исследование тканей – их нужно отдавать в лабораторию за собственный счет, не получая при этом никакого практического опыта. Поэтому он сам нашел стипендию, которую канадское правительство давало жителям Бразилии. В Канаде вообще довольно большое внимание уделяется поддержке иностранных студентов. 

Мы же, магистранты McMaster University, не просто занимаемся исследованиями, но и получаем за свою работу стипендию. Размер стипендии зависит от личных успехов студента и от грантов, выделенных на конкретные исследования, но лично в моем случае получается так, что стипендия не только покрывает мою плату за учебу, но позволяет еще и немного зарабатывать. Занятий в общепринятом смысле у нас нет. За два года нужно окончить курс только по двум предметам. Максимальный размер студенческой группы – 10 человек. Большую часть своего времени мы посвящаем работе в лаборатории. Мы все работаем над темой репродуктивной эндокринологии, но у каждого студента свой проект. Раз в неделю мы встречаемся с нашим профессором, обсуждаем текущие вопросы и планируем будущие эксперименты. Мы также тесно сотрудничаем с медиками, бываем в больницах на операциях, откуда забираем образцы тканей для своих исследований. Мне очень нравится работать в таком режиме. 

За каждым студентом закреплен свой комитет, в который входит курирующий его профессор, а также два других специалиста. Каждые полгода мы встречаемся с комитетом и докладываем о результатах своей работы. 

По окончании магистратуры я планирую защищать докторскую. Обычно мои коллеги посвящают себя научным исследованиям, преподавательской деятельности или медицине. Пока я не решила, как именно и где именно буду строить свою карьеру. Буду планировать свое будущее постепенно. Сейчас сделаны только первые несколько шагов. 

Одним из моих преподавателей по химии в Тренте был россиянин. Он окончил МГУ, там же защитил докторскую, и теперь с сентября по апрель работает в Канаде, а затем уезжает в Москву и работает там. Профессор, курирующий мою работу в МакМастере, – канадец, но по работе он тоже постоянно бывает в других странах. Таким образом, научная деятельность дает возможность не только заниматься интереснейшими исследованиями в лабораториях, но и открывать для себя мир. Думаю, это очень классно. Это дарит ощущение свободы.