Мокрое дело

Мокрое дело
21 августа 2016 г
Колумнист «БГ» Алексей Прокаев встретился с Рустамом Надыршиным, руководителем санкт-петербургского театра танца «Искушение», и поговорил с ним о том, как заработать на танцах под дождем.

–Рустам, за пять лет своего существования ваш театр добился серьезных успехов, некоторые даже прочат вам славу «Тодеса». А с чего начиналась ваша история? 


– Начиналось все непросто. У нас уже был небольшой коллектив танцоров, когда я предложил ребятам создать свой собственный спектакль. Первое представление называлось «Только ты» – неплохое, но короткое шоу, сопровождавшееся живой музыкой джаз-бэнда. Я сам написал к нему сценарий. Год мы ездили с этим спектаклем по стране, затем создали второй, так все и началось. Первое время приходилось очень трудно, я был в жутких долгах. Занимал деньги у одних, отдавал другим. Не мог многое себе позволить, но продолжал работать, поскольку знал, что и на моей улице когда-нибудь будет праздник! Просто у меня с самых юных лет была мечта иметь свой театр, который станет известным на всю Россию и на весь мир. В какой-то момент, правда, появилось желание все бросить. Есть такая фраза: «Нарисовать картину – это работа, а вот продать картину – искусство».  В моем случае получилось именно так. Продать шоу оказалось сложнее, чем его создать. Я обращался ко многим продюсерам, просил нас раскрутить, но мы были никому не нужны! Приходилось все делать самому. В какой-то момент я даже решил продавать билеты через Интернет и создал собственную онлайн-систему продажи билетов.   


– А танцоров вы как отбирали? Проводили строгий кастинг?


– Как такового кастинга у нас никогда не было. Мне достаточно изучить страницу человека в соцсетях, чтобы многое о нем понять. Я просматривал видео и фотографии танцора, изучал его бэкграунд и только потом приглашал  на репетицию, оценивал, что он может делать вживую. И, главное, я смотрел на его адекватность, на его человеческие качества. Это очень важно. В нашем деле недостаточно хорошо владеть своим телом, нужно уметь влиться в коллектив. На данный момент у нас сформировалась уникальная и очень дружная команда.


– Когда почувствовали, что, наконец, пришел успех?


– В день премьеры у нас была генеральная репетиция. Я волновался настолько, что просто хотел куда-нибудь убежать и спрятаться. Ожидал полного провала, потому что все, что происходило на генеральном прогоне, мне совершенно не нравилось. Но в конце концов я сказал парням: «Будет что будет! Давайте отработаем на все сто и покажем, на что мы способны». По окончании спектакля нам кричали «браво». На втором спектакле – снова овации. Когда такую же реакцию мы получили в третий раз, я понял, что, похоже, у нас действительно получилось.


–  Как вы думаете, в чем секрет популярности вашего шоу? 


– Наверное, этих секретов несколько. Кому-то нравится наша музыка, а я очень тщательно подбираю музыкальное сопровождение. Кроме того, все мы, танцоры, во время представления выражаем себя не только через пластику тела, но и через эмоции, через мимику, выражение глаз. Порой нас ругают за несинхронность, но она рождается как раз из того эмоционального состояния, в котором мы работаем. Эмоции не могут быть синхронными. Некоторые коллективы танцуют очень синхронно и четко, но души в их движениях не чувствуется.  


– Судя по тому, что ваш коллектив состоит сплошь из мужчин, среди ваших поклонников, наверняка, больше женщин?


– Да, среди наших поклонников в основном женщины. Хотя и мужчины иногда пишут: «Спасибо, пацаны! Всю правду рассказали, будто историю с моей жизни списали». Удивительно, но почему-то люди часто сравнивают наши спектакли со своей жизнью. Наверное, потому, что у каждого из нас случались проблемы, разочарования в любви. А мы рассказываем как раз об этом и хотим вместе со зрителем осмыслить случившееся, найти решение. Были зрители, которые говорили мне: «После вашего спектакля мы снова вместе!» И это самый лучший для меня комплимент. К слову, я заметил, что в самых разных городах абсолютно разная публика. В одном городе над шуткой смеется весь зал, а в другом на ней же – полная тишина. В одном городе все представление зрители сидят неподвижно, а в другом уже с первых секунд выступления нас встречают радостными криками и свистом. И где бы мы ни были, везде, за исключением Санкт-Петербурга, в конце представления  публика аплодирует нам стоя. Но жаловаться на Петербург я бы не хотел, потому что это наш любимый город. 


– Одной из уникальных особенностей вашего выступления стал идущий на сцене дождь. Сколько литров воды выливается на артистов во время шоу? И как вы справляетесь со своим дождем на гастролях? 


– За спектакль на нас выливается 600-800 литров воды, из-за чего танцевать становится намного тяжелее. Я подсчитал, что наши брюки и обувь впитывают около двух литров воды. К сожалению, далеко не все залы, в которых мы выступаем, приспособлены к такого рода шоу и соответствуют нашему  техническому райдеру. В своих представлениях мы используем специальный линолеум. Он почти не скользит, хотя падения случаются, но в любом случае их намного меньше, чем могло бы быть. Линолеум этот очень тяжелый, один рулон весит 80 кг, а у нас его 50 м. Плюс еще немаленькая дождевая установка. Я всегда сам контролирую ее монтаж, потому что процесс этот очень ответственный. В театре много электричества, особенно много электропроводок под сценой, поэтому нужно тщательно все проверять и быть очень бдительным. 


– У вас все танцы о любви, а хотели бы вы затронуть еще какие-то темы в своих спектаклях?


– Да, сейчас мы как раз готовим новое шоу, в котором расскажем не только про любовь, а затронем новые неожиданные для нас темы. Еще у меня есть задумка поставить спектакль к 75-летию Великой победы. Но это будет не спектакль для ветеранов Великой Отечественной, хотя, конечно, и для них тоже. Это будет представление для нового поколения, для тех, кому сейчас 16-20 лет. Память постепенно стирается, время проходит, и уважения к истории, к ветеранам становится все меньше, а мне бы очень хотелось эту память сохранить. Возможно, даже не в рамках нашего шоу, а в качестве отдельного спектакля. Меня нередко приглашают как постановщика в другие проекты.  


– Куда вы обычно сбегаете, когда устали и хочется побыть одному? И как расслабляетесь после тяжелых рабочих будней?


– Сбегаем на необитаемый остров! (смеется) На самом деле такого места нет. Я мечтаю однажды отправиться в кругосветное путешествие. Раньше у меня было не так много финансовых возможностей, чтобы путешествовать. Сегодня возможности есть, но нет времени. Как-то хотели с парнями все вместе поехать за границу на Новый год, но сначала один не смог, потом другой, так никуда и не уехали. А потребности в каких-то иных видах расслабления у нас нет. В нашем коллективе сухой закон. Мы можем позволить себе немного выпить лишь в последний день гастролей, и то особого желания к этому не испытываем. Очень тяжело выходить на сцену на следующий день после принятия алкоголя. А еще все наши парни постепенно бросают курить, что тоже не может не радовать. Одним словом, мы за здоровый образ жизни!




Теги: Театр, Танцы