Маргарита Марейчева, студентка Оттавского университета (University of Ottawa) 

Маргарита Марейчева, студентка Оттавского университета (University of Ottawa) 
30 мая 2018 г
В каждом номере «БГ» студенты зарубежных учебных заведений отвечают на вопросы анкеты Международного образовательного центра «ОПТИМА СТАДИ» и делятся своим опытом.
– Почему вы решили получать образование за рубежом? 
– У меня было две причины: я всегда мечтала получить лучшее образование и жить за границей. 
В российской школе я хорошо освоила английский, поэтому после 9-го класса решила продолжить учебу в одной из англоязычных стран. Выбрала Великобританию, программу GCSE в Bellerbys College. Британские школьники сдают экзамен GCSE по окончании 9-го класса, подтверждая тем самым прохождение первой ступени общего среднего образования. 

В Великобритании я отучилась год, после чего по совету мамы поступила в канадский Bronte College в пригороде Торонто. Это одна из лучших в Канаде частных школ-пансионов, куда съезжаются студенты со всего мира. А спустя два года уже из Торонто я переехала в Оттаву, где сейчас учусь в Оттавском университете (University of Ottawa).

– Сложно ли вам было интегрироваться в иностранную систему образования? 
– С особыми трудностями при поступлении я не сталкивалась. Все заботы легли на плечи моей мамы, а также на компанию «Оптима Стади», помогавшую нам с оформлением документов. Вступительный тест в Bellerbys College я прошла легко, а мой первый учебный год за границей был вполне гладким. Учебный процесс в Великобритании выстроен довольно эффективно и комфортно, и даже свободного времени у нас всегда было достаточно. Единственное, что меня немного смутило, – это акцент на финальных экзаменах. Целый год я старалась учиться хорошо, но выяснилось, что на итоговую оценку текущая успеваемость почти не влияет, учитывается лишь выпускной экзамен. В то время как во многих других колледжах суммируются все академические успехи, и вся ответственность не перекладывается на один последний день. Всего в Bellerbys College я сдавала пять экзаменов: три обязательных (английский, математика и физика) и два на выбор. Я выбрала химию и биологию. С биологией пришлось сложнее всего. Но поскольку я планировала поступать на врача или судмедэксперта, штудировала учебники самоотверженно. 
Еще к сложностям учебы за границей я бы отнесла необходимость жить в общежитии. Многие ребята не видят в этом никаких проблем, но мне соблюдение строгих правил и обязанность возвращаться в комнату не позже 11 давались тяжело. В Канаде в выпускном классе мне уже хотелось больше свободы, и я мечтала поскорее поступить в университет. Именно поэтому я на семестр раньше окончила двухгодовую программу. Сейчас вместе с моим парнем, он студент того же университета, мы снимаем квартиру в Оттаве. В среднем аренда апартаментов с одной спальней в центре города стоит около 1 600 канадских долларов в месяц (более 70 тысяч руб.), но это все равно удобнее и дешевле, чем оплачивать две комнаты в общежитии. Еще тут есть некоторые, скажем так, политические тонкости. Все университеты в США и Канаде очень либеральны. И профессора, и студенты здесь традиционно придерживаются либеральных взглядов. 

Я полностью разделяю идею недопустимости расизма и необходимости равноправия, но есть более сложные вопросы, которые можно было бы хотя бы обсудить. Однако проблема в том, что другое мнение в университетской среде не принимается, а правильная точка зрения насаждается в одностороннем порядке. Скажем, мой парень – он из Турции – изучает русский язык. На уроке профессор говорит им: «Напишите этот глагол в мужском, женском и среднем роде», и какая-то девочка тут же возмущается: «А почем мужской род стоит первым? Почему не женский?!» И такие перегибы, над которыми в России просто бы посмеялись, случаются сплошь и рядом, и относятся к ним серьезно.

Вообще за несколько лет, проведенных в Великобритании и Канаде, я отметила две главные проблемы, с которыми сталкиваются студенты из России: это тоска по дому и языковой барьер. Многие русские по-прежнему приезжают с поверхностными знаниями языка. Это мне напомнило лагерь, когда дети плачут во время тихого часа и мечтают, чтобы родители забрали их домой. Одна русская девочка в Bronte College буквально каждый день повторяла: «Хочу свалить!» И в итоге она сделала это. Лично я в каждой из стран адаптировалась сравнительно легко. Я вообще такой человек, что принимаю все как есть, не оценивая и не сравнивая. Если ты уже в этой ситуации, ей просто нужно не сопротивляться. Такой настрой очень помогает, когда оказываешься в новой для себя обстановке. 

– Столкнулись ли вы с языковым барьером? 
– Нет, трудностей с языком у меня не возникло. В России я училась в языковой школе, к тому же мне очень повезло с преподавательницей. Многие боятся приступать к учебе на английском, особенно опасаются таких предметов, как математика или биология. Но на самом деле науки – это самое легкое, что можно делать на иностранном. Половина терминов происходит из латыни и интуитивно понятна. А осваивать математику не просто легко, а очень легко, потому что преподаватель четко проговаривает все, что пишет на доске. Я, например, не знала, как будут по-английски слова «в квадрате» или «квадратный корень», но запомнила их моментально.

При погружении в языковую среду все приходит само собой. За год английский осваивают даже те, кто его едва знал. Когда совсем поджимает и встает выбор между продолжением учебы и возвращением домой, язык дается всем. Почти каждый студент начинает на английском читать, писать и воспринимать на слух. Проблемы возникают разве что с устной речью. Скажем, китайцы – самые прилежные ученики, в классе у них обычно самые высокие оценки, но разговаривать с ними при этом невозможно. По-английски они почти не могут говорить. У них просто нет стимула – по своей ментальности они очень закрытые и общаются только в своем узком кругу. Поэтому если вы приехали учиться за границу, не нужно замыкаться на общении со своими соотечественниками. Я тоже много общалась на русском со студентами из России, но все же у нас были и интернациональные компании. Сейчас я свободно говорю на английском.

– Какое учебное заведение вы выбрали для получения высшего образования? И почему?
– В каждый канадский университет можно подавать заявки максимум на три программы. Я отправила 15 заявок в пять разных университетов. От мысли стать врачом к тому моменту я отказалась. На медицинский здесь имеют право поступать только те, кто уже получил одно высшее образование. Такое же правило, кстати, распространяется и на юристов. Будущие медики в качестве первого образования обычно выбирают биологию, микробиологию или сестринское дело. Биология мне интересна до сих пор, и школу я окончила с хорошими результатами по этому предмету, но дались мне мои успехи непросто. Сама себе я честно призналась, что не готова пройти такой длительный и сложный путь, не настолько я трудолюбива. Меня приняли практически на все 15 программ, но выбрала я математическую статистику. Хотела учиться на программе более глубокой, чем простая экономика. Сейчас мы изучаем теорию вероятности, линейную алгебру, математический анализ, дискретную математику. Кроме того, у нас есть возможность взять дополнительную специальность, и теперь я осваиваю программирование. 

О выборе Оттавского университета я не жалею. Оттава – небольшой по сравнению с Торонто город. Канадцы считают ее почти провинцией, даром что это столица. Здесь безопасно, и даже в 10 вечера можно спокойно гулять по улицам. Качеством преподавания я тоже вполне довольна. Профессора достаточно открыты, к ним всегда можно обратиться с любым вопросом, иногда мы даже вместе пьем кофе. Вообще, судя по тому, что рассказывают мои друзья из России, российские и канадские университеты – это небо и земля. Я знаю, что в России можно пересдавать предметы по 5–6 раз. В Канаде такого нет и быть не может. Если ты не сдал предмет, ты его не сдал, и будешь проходить курс повторно в следующем семестре, что вполне логично. Меня удивляет, когда российские знакомые говорят: «Пойду порешаю этот вопрос с преподом». «Порешать» что-то с профессором Оттавского университета – это преступление. На такое не пойдет никто. В среднем не сдают экзамены с первого раза где-то 10–15% студентов. Мне, к счастью, пока везло, я все сдавала сразу. 

– Планируете ли вы продолжить карьеру за границей? 
– Да, именно так я и планирую поступить. В нашем университете есть программа CO-OP (cooperative program), позволяющая совмещать работу с учебой. Работодатели проводят со студентами интервью и самым лучшим предлагают оплачиваемые стажировки. В этом году я уже получила работу в компании, занимающейся разработкой приложений для смартфонов. Она базируется здесь, в Оттаве. Я буду заниматься тестированием приложений, проверкой их на дизайнерские ошибки и ошибки программирования. Благодаря таким стажировкам очень многие студенты, особенно на последних курсах, находят работу. Если иностранец получил канадское образование, если он хорошо – именно хорошо, на уровне местных жителей – говорит на английском, и если он не претендует на должность в госструктурах, у него есть реальные шансы найти в Канаде работу. В государственные учреждения устроиться невозможно просто потому, что по закону туда принимают только граждан страны. 

Я планирую устроиться на работу, а затем подавать на гражданство. Возможно, это моя причуда, но мне бы не хотелось слишком долго жить в какой бы то ни было стране в качестве иммигранта. К тому же жизнь в Канаде устроена довольно комфортно. Даже медицина здесь, в отличие от американской, бесплатная. В больнице достаточно показать удостоверение личности, а клиника перенаправит чек государству.

Меня часто спрашивают, как ко мне относятся в Канаде. Почему-то вопрошающие убеждены, что меня как русскую тут терпеть не могут. На самом деле 95% людей абсолютно все равно, кто ты и откуда. Ни в Англии, ни в Канаде я не встречалась с неприязненным к себе отношением. Канада – вообще очень толерантная страна, созданная иммигрантами. И как только ты получаешь паспорт – все, ты здесь свой, ты – канадец. 

За более подробной информацией обращайтесь к специалистам 
Международного образовательного центра 
«ОПТИМА СТАДИ»
optimastudy.ru
info@optimastudy.ru
8 (846) 270‑95-99, 8-917-118-59-40