КИТАЙСКАЯ КОСМОНАВТИКА ЗАГОВОРИТ ПО-РУССКИ

КИТАЙСКАЯ КОСМОНАВТИКА ЗАГОВОРИТ ПО-РУССКИ
1 мая 2015 г
С 2008 года в Харбинском политехническом университете можно получить очень необычную специальность – «Русский язык и космонавтика». А заодно стать обладателем «двойного» бакалаврского диплома – своего родного вуза и Самарского государственного аэрокосмического университета. Своими впечатлениями и размышлениями об участии в программе китайские студенты поделились с нами.
— Расскажите, пожалуйста, о программе,
в рамках которой вы проходите обучение в СГАУ.



 Ли Шоупэн:
— Это программа так называемого «двойного» бакалавриата, которую реализуют давние вузы-партнеры -  Харбинский политехнический университет и Самарский государственный аэрокосмический университет.
—  То есть до того, как приехать в СГАУ, вы какое-то время проучились
в Харбинском политехническом университете?

—  Да, два года. И потом нас в составе 10 человек направили на двухлетнее обучение в СГАУ,  на первый факультет («Летательные аппараты»).
 В Харбине вы учились на аналогичной специальности?
— Не совсем так. В Харбине мы учимся на специальности, которая звучит очень необычно - «Русский язык и космонавтика». На самом деле это совсем новая специальность, она возникла в КНР только в 2008 году. Но при этом она очень востребована. Это означает, что современная китайская космонавтика хочет говорить на одном языке с российской. Специалисты китайской космической отрасли хотят говорить по-русски!
 
 Действительно очень необычная программа.
Русский язык вы начали изучать еще в Китае?


Ван Цянь:
—  Да. Наша программа построена таким образом, что в Китае мы по сути только русским языком и занимались, а основы технических наук изучали по-китайски. К изучению специальных технических дисциплин на русском языке вплотную приступили уже здесь, в СГАУ. В принципе, я считаю, что это правильно: без хорошего знания русского в техническом вузе в России делать просто нечего. А русский язык для нас очень сложен. Даже сейчас мы испытываем немало трудностей, связанных с языковым барьером.
 
— Вы довольны тем, как идет
ваша профессиональная подготовка?


Гао Чжиан:
— Сложный вопрос. Есть много моментов, которые нас не устраивают. Во-первых, складывается ощущение, что некоторые (далеко не все, конечно) преподаватели университета относятся к работе с нами формально. Они не дают нам заданий, включают проектор – и мы смотрим (или не смотрим!) на экран, и всё. В результате у нас слишком много свободного времени, а это, конечно, неправильно, так не должно быть.
Во-вторых, мы лишены возможности проходить практику на российских предприятиях. Иногда мы можем посмотреть какие-то машины, оборудование, но не на заводе, а в лаборатории, и исключительно по личной договоренности конкретного преподавателя. Правда, в Китае ситуация, скорее всего, такая же: вряд ли иностранного студента допустят на предприятие, имеющее отношение к космической отрасли.


Ван Годун:
— В-третьих, мы учимся автономно, а не вместе с русскими студентами. Понятно, что мы обучаемся по особой программе, но, думаю, что если бы мы сидели в одной аудитории с русскими студентами и слушали бы те же предметы, что и они, то было бы намного лучше. И русский язык мы бы совершенствовали намного быстрее. Первое время, когда мы только приехали, мы вообще мало что понимали из речи русских преподавателей.  Оптимизма это, как вы понимаете, не добавляло. А ведь нужно как-то конспекты писать, курсовые работы делать, дипломный проект…
 
— Сколько часов русского языка у вас сейчас?


Лян Си:
— Всего четыре академических часа в неделю. Это очень мало. Нам объективно нужно намного больше. А еще лучше, как мы уже сказали, дать нам возможность учиться вместе с русскими студентами.
После обучения в СГАУ вы получите бакалаврский диплом. Это даст вам какие-то преимущества при устройстве на работу?
Очень на это надеемся. Во многом это зависит от конкретной компании. Одни работодатели считают опыт учебы за границей полезным, другие относятся к этому равнодушно.

— Скажите, а кто сейчас оплачивает вашу учебу в России?
 

 Ли Пэн:
Очень небольшую часть стоимости обучения нам оплачивает наш университет, а в основном платим сами, точнее, наши родители. Это стоит дорого, примерно втрое дороже по сравнению с обучением в китайском вузе. Но существенно дешевле по сравнению с обучением в США или Канаде. В любом случае возможность отправить ребенка учиться за границу есть не у всех людей в Китае.
Кстати, те, кто поступил на обучение по специальности «Русский язык и космонавтика» позже нас, уже могут рассчитывать на полное государственное финансирование обучения в России. И срок их обучения в Самаре увеличится с двух до трех лет.
 А значит, и качество совместной со СГАУ программы обучения будет улучшаться. Просто мы прошли ее одними из первых (мы всего лишь третья по счету группа), а первым всегда труднее всего. Когда мы вернемся, конечно, будем подробно рассказывать обо всех плюсах и минусах программы. Думаю, наши мнения и оценки обязательно будут учтены в будущем.
— Рассматриваете ли вы возможность последующей работы в России?
— Конечно. Работать в китайской компании на территории России было бы отличным вариантом. Например, в телекоммуникационной компании Huawei. И знания русского языка пригодятся в полной мере.
 
— Ну, а в целом какие у вас впечатления о России, о Самаре?


Ван Чуньсяо:
— Здесь интересно. Очень чистый по сравнению с Китаем воздух, ясное небо. Красивая Волга. Правда, зима у вас длится слишком долго. К сожалению, не очень много мест, где можно развлечься. Ну, и бытовые условия в общежитии, мягко говоря, не самые лучшие: мебель в комнатах очень старая, явно еще времен СССР, и очень грязно, особенно на кухнях. Грязно в первую очередь потому, что студенты сами готовят себе еду. В Китае все студенты, живущие в общежитии, питаются только в столовой. В китайских общежитиях кухонь вообще нет.
—  Какие еще города России успели посмотреть?
— Все мы уже съездили в Москву. Некоторые ездили и в Санкт-Петербург. В планах на лето – Сочи. Очень хочется посмотреть город, в котором проходила Олимпиада.
 
Беседовала Алла Стефанская


Теги: Привлечение иностранцев, Вуз, Академическая мобильность