Юрий Майстровский: Мы все сидим на «проектной игле»

Юрий Майстровский: Мы все сидим на «проектной игле»
10 марта 2016 г
Руководитель Самарской региональной общественной организации поддержки социальных инициатив «Ресурсный клуб» Юрий Майстровский о том, каково сегодня быть НКО и работать за идею.

Юрий, вы работаете на конкурентном поле – тренинги по лидерству и эффективному руководству сейчас не ведет разве что ленивый. Чем отличаются ваши?


– Многие современные тренинги хороши буквально всем, кроме одного – им не хватает практической составляющей. Скажем, пройдете вы семинар по бизнеспланированию, услышите много интересного, уйдете окрыленным, полным идей и веры в себя, но конкретных бизнес-планов при этом составлять так и не научитесь и через какое-то время, когда эйфория пройдет, обнаружите себя в исходной точке. К примеру, в Польше мы проходили программу по подготовке педагогов и тренеров из числа сотрудников НКО. Поляки относятся к этому вопросу очень серьезно. Они не только дают аудитории общую информацию, но и подкрепляют ее четко прописанными инструкциями. В мануалах описывается последовательность упражнений, очень подробно объясняются все детали проведения тренинга, иногда даже вплоть до того, какой анекдот и когда стоит рассказывать на занятиях. После обучения «молодой» тренер проводит тренинг самостоятельно под «присмотром» более опытного коллеги. Только после такой подготовки можно считать, что вы чему- то научились. По тому же принципу стараемся работать и мы, когда обучаем представителей некоммерческих организаций. Помогаем им составлять финансовые планы, планы привлечения ресурсов, уточняем целевую аудиторию, на которую рассчитан проект, советуем, как получить дополнительные средства на его реализацию.


– Ваш клуб ведет довольно активную деятельность в сфере международного сотрудничества. С чего началась эта практика?


– Свой первый грант мы получили от международного фонда «Евразия» в 1997 году. Тогда как раз отмечалось 50-летие Всеобщей декларации прав человека. По этому поводу мы издали свое, пожалуй, самое лучшее пособие: на ярко-желтых майках напечатали с двух сторон полную версию текста декларации. Эффект был замечательный. Если кто-то в нашей майке ехал, скажем, в транспорте с рюкзаком за спиной, нередко его просили: «Подвиньте, пожалуйста, рюкзак, очень хочется дочитать».


– Чему вас научило сотрудничество с зарубежными партнерами?


– Я бы сказал, что мы учимся друг у друга. С польским товариществом педагогов и аниматоров «КЛАНЗА», работающим в Люблине, в 2006 г. мы организовывали, к примеру, международный проект «Каникулы КЛАНЗЫ и РАДУГИ», как тогда назывался наш клуб. Поляки очень широко применяют игровые технологии обучения, вроде интеграционных танцев, игр с парашютом (это такой огромный круг ткани, на котором можно подкидывать человека как на батуте), жонглирования… Все это теперь называется модным словом «тим- билдинг» и применяется для укрепления командного духа. На своих тренингах мы стараемся не столько развивать имеющиеся качества у наших слушателей, сколько учить их получать дополнительные навыки. Например, на тренингах для сотрудников НКО мы учим, как взаимодействовать с благотворителями, собирая частные пожертвования, как привлекать необходимые ресурсы…


– На деньги от грантов живет и ваша организация?


– Плюс средства, которые мы получаем от организации тренингов. Кстати, это большая проблема всех НКО. Мы все сидим на «проектной игле». Сейчас, к примеру, ждем начала финансирования проекта по созданию коворкинг-офисов для НКО. В скором времени они начнут свою работу в Самаре и Тольятти. В нашей сфере деньги, как правило, выделяются спонсорами на конкретный проект, но не на деятельность организации в целом. Даже зарплату сотрудникам мы можем выплачивать только в рамках проекта. Между тем НКО нуждаются в такой же инфраструктурной поддержке, как малый бизнес: бизнес- инкубаторы, коворкинг-офисы.


– Одним из ключевых направлений вашей деятельности является добровольчество. Благотворительность в России уже стала таким же обязательным и широко распространенным явлением, как на Западе?


– Конечно, в сфере благотворительности европейские страны ушли далеко вперед, однако и в России многие фонды работают вполне эффективно. Картину, к сожалению, омрачают многочисленные скандалы, которые широко муссируются в СМИ и мешают работе этих организаций. Правда, в Самаре действует закон «О благотворительной деятельности в Самарской области» – один из немногих законов, который снижает ставку налога на прибыль для участников благотворительной деятельности. За границей, к слову, существует развернутая система льгот для благотворителей. Есть страны, где любой человек может написать заявление, и 1% от его подоходного налога будет уходить в фонд той или иной некоммерческой организации. Кроме того, крупные благотворители получают и серьезные налоговые льготы, жертвуя средства в НКО. Будем надеяться, что подобная система когда-нибудь появится и у нас. Сейчас же если россияне и работают в некоммерческих организациях, то чаще всего в свободное от основной работы время. Когда мы принимали у себя поляков, руководитель клуба «КЛАНЗА» обижалась на одного из наших руководителей и никак не могла уяснить, почему он назначает ей встречи лишь по вечерам и выходным – она видела в этом пренебрежение. А все потому, что для поляков НКО – основной род деятельности и главный источник дохода, многие же наши соотечественники работают в некоммерческих организациях лишь в свободное от «настоящей» работы время.



Теги: НКО