JęZYK POLSKI: ЗНАКОМЫЙ НЕЗНАКОМЕЦ

JęZYK POLSKI: ЗНАКОМЫЙ НЕЗНАКОМЕЦ
16 сентября 2015 г
Евгений СТЕФАНСКИЙ
доктор филологических наук, профессор
Польский язык поразит тех, кто решится его изучать, обилием шипящих, особыми правилами речевого этикета и «ложными друзьями переводчика», которые порой переворачивают смысл сказанного с ног на голову. Впрочем, обо всем по порядку

Chrząszcz brzmi w trzcinie, или Как это выговорить?

Если начать изучение польского со слов типа nos, noga, włosy, ucho, которые и по звучанию, и по значению мало чем отличаются от соответствующих русских, то может возникнуть иллюзия простоты и легкости. А вот если попробовать прочитать, понять и произнести фразу из детского стишка Chrząszcz brzmi w trzcinie [хшоншч бжми ф тшчине], которая означает всего-навсего «Жук жужжит в камышах», то родственный русскому польский язык может показаться сложнее неродственного китайского.
Всех, кто начинает изучать польский язык, очень пугает обилие букв с надстрочными и подстрочными знаками, а также буквосочетаний, правила чтения которых нужно запомнить. Все эти сложности — следствие того, что с помощью всего 26 букв латинского алфавита нужно обозначить польские звуки, которых гораздо больше. Но помощником в преодолении всех этих препятствий может стать русский язык.
Так, на месте русского мягкого знака в польском письме используется надстрочный знак, похожий на русское ударение (по-польски он называется kreska «черточка»): конь — koń, рысь — ryś, быть — być, а там, где в русском языке для обозначения мягкости согласного употребляются буквы е, ё, ю, я, в польском письме применяют букву i, которая при этом не читается: коня — konia, тень — cień, бюро — biuro.
Для обозначения твердых шипящих, соответствующих русским ш, ч и щ, в польском письме используются буквосочетания sz, cz и szcz, а нашему ж соответствует буква с точкой в качестве надстрочного знака ż: шила — szyła, чистый — czysty, еще — jeszcze, жить — żyć.
Польский язык — окающий, безударные гласные в нем произносятся так же четко, как и ударные, тем не менее орфографических проблем в польском письме хватает. Например, звук, соответствующий русскому [у], может обозначаться по-польски с помощью буквы u, если на его месте в русском языке тоже у: Bug — река Буг, stuk — стук, sucha — сухая, а вот если в русском на этом месте о, то в польском пишется буква ó: Bóg — Бог, mój — мой, stóg — стог.
Два способа обозначения имеет и звук, соответствующий русскому [х]: ch на месте русской буквы х и h на месте русского г или нуля звука: głuchy — глухой, historia — история, Halina — Галина. Еще одну сложность создает то, что на месте русского мягкого [р’] в польском языке произносится звук, сходный с русским [ж]. В таких случаях он обозначается не буквой ż, а буквосочетанием rz: гриб — grzyb. Под влиянием предшествующего глухого согласного на месте этого буквосочетания произносится звук, сходный с русским [ш]: крик — krzyk, пришел — przyszedł. Таким образом, в очень частотных приставках, соответствующих русским при-, пре-, пере-, про-, в польском языке регулярно произносится сочетание [пш], которое обычно и ассоциируется у носителей русского языка с польской фонетикой.
Непривычны русскому уху и постоянное ударение на предпоследний слог, а также специфические носовые гласные звуки, передаваемые буквами ą и ę, которым в русском языке соответствуют у или я: dąb — дуб, miękki — мягкий.
Даже после такого краткого знакомства с польской фонетикой и орфографией легко догадаться, что przysięga [пшысенга] — это не что иное, как «присяга», а корень польского слова chrząszcz [хшоншч] — «жук» легко угадывается в фамилии одного из советских лидеров.

 

ЭТО ИНТЕРЕСНО!

В польском литературном языке используются предложно-падежные формы, которые в русском встречаются лишь на периферии языка (в диалектах, жаргонах, фольклоре, фразеологизмах): dziewczyna o niebieskich oczach – ‘девушка с голубыми глазами’ (ср. палка о двух концах, змей о трех головах); iść po zakupy – ‘идти за покупками’ (ср. идти по грибы); o godzinie piątej – ‘в пять часов’ (ср. у Пушкина: Там о заре прихлынут волны); specjalista od żelazek – ‘специалист по ремонту утюгов’ (ср. генерал от кавалерии); przez pomyłkę – ‘из-за ошибки’ (ср. через тебя это все).


Lusterko не горит, woń благоухает, а honor вовсе не заносчивость

Сходство польской лексики с русской может помочь, а может и сослужить плохую службу. Иногда смысловые сдвиги в сходных словах едва заметны. Например, plecy — это не «плечи», а «спина», lice — не «лицо», а «щека», да еще и с высокой стилистической окраской, поэтому для перевода этого слова точнее подходит старославянизм «ланита». А вот «лицо» по-польски передается словом twarz, которому в русском фонетически соответствует «тварь».
Но во многих случаях «ложные друзья переводчика», которых в близкородственных языках пруд пруди, приводят и к более серьезному непониманию. В 70-е годы милиционер, регулировавший очередь в мавзолей, попросил русского переводчика польской туристической группы: «Скажи им, чтобы разобрались по парам». Переводчик «на автомате» выпалил: “Proszę rozebrać się w parach”, чем вызвал смех и недоумение, потому что на самом деле он предложил полякам попарно раздеться.
Если, объясняя вам дорогу, поляк скажет “Proszę iść prosto”, это вовсе не означает, что он недоволен вычурностью вашей походки. Он всего-навсего советует идти вам прямо и никуда не сворачивать. Не думайте, что Ministerstwo Bezpieczeństwa занимается досугом граждан. Bezpieczeństwo по-польски — это «безопасность». Так в коммунистической Польше назывался аналог нашего КГБ. Не рискуйте пить из бутылки с надписью kwas, потому что в ней находится кислота. Увидев табличку со словом zakaz, не ждите, что кто-то примет у вас заказ. Таблички Zakaz palenia или Zakaz handlu означают, что курить или торговать в этом месте запрещено (вспомните русское «Туда тебе путь заказан»). Имейте в виду, что поляк, употребляющий слово wygodny, заботится не о своей выгоде, а о вашем удобстве. Пройдя по указателю со словом dworzec, вы доберетесь не до достопримечательности, а до вокзала. Lusterko не поможет осветить вашу комнату, зато позволит поправить макияж, ведь это «зеркало». Спать na dywanie вам будет неудобно, потому что это «ковер», а kawior вам не удастся постелить на пол, потому что это «икра». Не бойтесь woni, по-польски это «запах вообще» (вспомните наше благовоние). И наконец, запомните, что zapomnieć — это «забыть», а zapamiętać — это «запомнить».

 

РАЗРЕШИТЕ ПРЕДСТАВИТЬСЯ…

Фамилии польского происхождения
Бродский (broda «борода») — Бородин
Врубель (wróbel «воробей») — Воробьев
Валенса (wałęsać się «бродить», «гулять») — Гуляев
Галузин (gałąź «ветка») — Веткин
Домбровский (dąbrowa «дубрава») — Дубровин
Качинский (kaczka «утка») — Уткин
Стефанский (Stefan «Степан») — Степанов
Хрущев (chrząszcz «жук») — Жуков

Следует сказать еще о двух польских словах, которые, попав в русский язык, изменили свое значение и стилистическую окраску. Без них трудно понять польскую душу. «Гонор» (нередко с определением «польский») в русском языке обозначает «заносчивость» или «напыщенность». Так восприняло русское сознание польское слово honor, восходящее к латыни и обозначающее «честь». Примечательно, что у поляков есть женское имя Honorata, а наиболее уважаемым гражданам польские университеты присваивают звание honoris causa — «почетный доктор». Другое слово — Rzeczpospolita. Это официальное наименование государственного устройства Польши, которое принято переводить как «Республика». Однако упомянутое польское слово используется в официальном названии лишь польского государства, в других случаях употребляется слово Republika. Термин Rzeczpospolita (в русской огласовке — «Речь Посполитая») известен русским в связи с польско-литовским государством XV-XVI вв. Это польское слово является калькой (переводом по частям) латинского res publica — «общественное дело». По мнению историков, суть этого государственного устройства, сложившегося в те времена, — в равноправии всего правящего сословия — от короля до безземельного шляхтича. Именно это определило особенности польского характера, для которого важны приоритет личной свободы, собственного достоинства и твердая уверенность в том, что именно государство существует для личности, а не личность для государства. Примечательно, что и государство в польском языковом сознании понимается не как чиновничий аппарат, а как общность людей — Państwo.


Что желает пан?

Ключевое слово, определяющее польский речевой этикет, — grzeczność — «вежливость». Как и Rzeczpospolita, оно произошло от слова rzecz — «дело» и предлога k, который затем озвончился в g. Таким образом, grzeczność буквально — это то, что важно для дела.
 
Вот такие упражнения на употребление букв ó и u приходится выполнять польским школьникам. Им труднее: они не владеют «великим и могучим». А вам слабо?:
Płynął b..k przez B..g. Dałby B..g, żeby b..k
przepłynął przez B..g.
Czy słychałeś głuchy st..k?
To się zwalił siana st..g.

У поляков, как и у других западноевропейских народов, нет отчеств, поэтому для уважительного обращения к людям, которое соответствует нашему обращению по имени-отчеству, в польском языке используется слово pan (для обращения к мужчине), pani (для обращения к женщине), panowie (для обращения к мужской аудитории), panie (для обращения к женской аудитории) и państwo (для обращения к смешанной аудитории).
Обращаясь к поляку, вы можете добавить слова pan или pani к имени (что более дружески) либо к должности (званию) или фамилии (что более официально) собеседника, употребляя их в особой звательной форме (ср. в русском языке «Боже мой!», «Чего тебе надобно, старче?»). Например: panie Marku, pani Anno, panie Kowalski, panie Ministrze, panie Profesorze. Все подобные обращения соответствуют нашему обращению на Вы. Если же вы перешли с собеседником на ты, то используется имя в звательной форме: Zosiu, Tadku, Olu.
Кроме того, разговаривая с человеком, с которым вы не перешли на ты, вы должны, обсуждая действия вашего собеседника, назвать его в третьем лице:
Czego pan sobie życzy (буквально: Что пан хочет?) — Что вы хотите?
Jak długo już pracuje pan jako inżynier? (буквально: Сколько уже пан работает инженером?) — Сколько уже вы работаете инженером?


***

У русских и поляков непростая общая история, породившая немало взаимных предубеждений и стереотипов. Но есть в общем этническом сознании и то, что хранит память о былом славянском единстве. Это легенда о братьях Лехе, Чехе и Русе, расставшихся в районе польского города Гнезно, где Лех основал собственное государство, а Чех и Рус отправились искать свои земли. Примечательна в этом плане судьба этнонима Лех. У русских это уничижительное название поляков (ср. «чертовы ляхи» в устах гоголевского Тараса Бульбы), а у поляков это символ героического прошлого и «преданий старины глубокой». Изучение языков и культур друг друга, как ничто другое, может помочь и преодолению взаимных предубеждений, и адекватному восприятию не только своих славянских соседей, но и самих себя.