Иностранцами китайцев не испугать

Иностранцами китайцев не испугать
30 мая 2018 г
Как переехать в Китай в 18, справиться с культурным шоком, освоить китайскую грамоту и построить успешную карьеру – своей историей с нами поделилась Екатерина Селиверстова, выпускница University of Nottingham в Нинбо. Кроме того, Екатерина объяснила, почему китайцы не любят кукол Барби и по какому принципу выбирают спутников жизни.
О взрослении и культурных барьерах

В Китае я живу уже 11 лет. Переехала сюда в 2007-м, когда поступила в University of Nottingham. Это знаменитый британский университет с кампусами в Куала-Лумпуре и в китайском Нинбо. Мне показалось интересным получить высшее образование в новой для меня стране, экономика которой переживала бурный рост. Китай, как, впрочем, и вся Азия, был для меня абсолютно чистым листом, до того я бывала лишь в Европе. Еще одним доводом в пользу этой страны стала возможность получить качественное британское образование по сравнительно доступной цене. Перенесенное на китайскую почву, оно, как выяснилось, стоило несколько дешевле, чем на Туманном Альбионе.
 


Первое, что я испытала, оказавшись в Китае, это культурный шок. Совершенно другой, ни на что не похожий жизненный уклад и непробиваемый языковой барьер. Все попытки объясниться на английском оказывались тщетными. Даже иностранцев в Шанхае тогда было гораздо меньше, чем сейчас. А мои собственные знания китайского на тот момент ограничивались фразами «здравствуйте» и «как дела?», что тоже не облегчало взаимопонимания. 

К некоторым вещам я не могу привыкнуть до сих пор, просто в силу того, что родилась и выросла в другой культуре. У китайцев в порядке вещей чавкать за столом, сморкаться при всех и плеваться или даже стричь ногти в общественном транспорте. Помню, как с папой мы впервые отправились из Шанхая в Нинбо. Добирались обычным скоростным поездом – поезда на воздушной подушке в том направлении еще не ходили. Вагон был переполнен людьми, которые всю дорогу кричали, сморкались и ели, а в воздухе разносились специфические ароматы еды. Когда уже в Нинбо мы вышли из здания вокзала, на нас как по команде уставились сотни выпученных глаз, кто-то даже указывал пальцем. Нинбо по китайским меркам – небольшой город, численностью около 6 млн человек. Иностранцев в ту пору там почти не было, и мы своим появлением произвели настоящий фурор. 

Принято считать, что китайцы – очень сдержанный народ, этакие последовательные конфуцианцы. Но на самом деле в отличие от тех же японцев или корейцев они куда более щедры на проявление эмоций, и очень даже могут показать свой характер, а то и сыграть на публику. Нередко тут можно видеть, как люди прямо на улице драматично и на повышенных тонах выясняют отношения, да так, что собираются зеваки. Разность менталитетов заметна даже среди студентов университета. Китайцы, скажем так, более узконаправленные. Со школьной скамьи их приучают строго следовать авторитетам и делать только то, что велит учитель. Любой вопрос они изучают в очень узком ракурсе, из-за чего не всегда могут смотреть на вещи шире и находить решение проблем. Они хорошо умеют копировать и исполнять, но вот с созданием принципиально новых продуктов дела обстоят сложнее. Именно поэтому здесь так любят приглашать иностранных специалистов.



Еще китайцы как будто не торопятся взрослеть. Особенно это заметно среди женщин. Даже взрослые китаянки могут одеваться и вести себя, как инфантильные девочки. В них очень сильна любовь ко всему мультяшному и мимимишному. Конечно, иногда нам всем полезно вернуться в детство, но все же не настолько. В свое время в Шанхае открылся самый большой в мире магазин кукол Барби, но довольно скоро он закрылся. На кукол просто не было спроса. Идея Барби в том, какой яркой, сильной и успешной женщиной я стану, когда вырасту. Но китаянки, похоже, мечтают совсем о другом. О том, чтобы как можно дольше оставаться маленькими и окружать себя плюшевыми игрушечными котятами.

Как бы то ни было, в 2007 году я отдавала себе отчет, что еду в чужую для меня страну, в совершенно иную культуру, и заранее была готова ко всем неожиданностям. Возможно, чавканье за столом нас, иностранцев, и коробит, но нужно понимать, что эти поведенческие привычки передавались здесь из поколения в поколение, и потому стали нормой. Многие винят в этом культурную революцию, в результате которой была подвергнута гонениям местная интеллигенция. Но я сохраняю толерантность и продолжаю с любопытством всматриваться в окружающую меня жизнь. К тому же среди моих знакомых есть немало интересных и интеллигентных людей. 

Думаю, мне очень помогло и то, что в Китай я приехала довольно рано, в 18 лет, по сути, еще не повзрослев. Позже я видела, как сюда приезжали 23-летние ребята, получившие образование у себя на родине. И вот им-то было тяжелее. Казалось бы, разница не такая большая, но когда пять лет взрослой жизни проведены на Западе, человеку уже сложнее привыкать к экзотическим условиям Востока.

О британском дипломе и китайских общагах  

В Ноттингемский университет я поступила на программу «Международный бизнес-менеджмент». Она длится 4 года, но в силу того, что у меня были хорошие оценки и свободный английский, один год я перешагнула. Недавно я видела новый учебный план университета – сейчас у них появилось гораздо больше интересных программ. Обучение велось на английском. Большинство преподавателей, за исключением преподавательницы китайского, были из Англии. Образование полностью соответствовало британским стандартам, а спустя три года я получила настоящий британский диплом. 

В основном со мной учились ребята из обеспеченных китайских семей. Такое образование может позволить себе далеко не каждая местная семья. Еще в нашей группе было несколько студентов из Европы, Америки, Юго-Восточной Азии и России. Россияне тогда приезжали в основном из восточной части страны, из Владивостока и Благовещенска. Сегодня же русские съезжаются в Китай отовсюду, даже из Москвы. Кстати, сейчас и весь Нинбо преобразился. Теперь тут много иностранцев со всего мира, и местных жителей ими уже не испугать.

Условия проживания в кампусе были вполне комфортными. Если китайские студенты жили в отдельном общежитии по строгим правилам, и даже выходить за его пределы после 10 вечера не имели права, то у нас, иностранцев, было гораздо больше свободы. Мы могли тусоваться и после 11. Нинбо по разнообразию ночной жизни, конечно, не поспорит с Шанхаем, но и там был район Lao Wai Tan с хорошими кафе и ресторанами, куда мы иногда выбирались. Мальчики и девочки жили в одном общежитии, у каждого из нас была отдельная одноместная комната. 

Когда третий год моей учебы в Китае подходил к концу, я поняла, что хочу задержаться в этой стране еще немного и доучить китайский язык. Из Нинбо я переехала в Шанхай и поступила на годичную языковую программу в Fudan University. Ну а затем я нашла здесь работу, решила задержаться еще на некоторое время, и вот уже 11 лет как я в Китае. 

О трудолюбии, дискриминации и роскоши по-китайски
 
Сложно ли иностранцу устроиться тут на работу? Все зависит от соискателя и его способностей. Сейчас я работаю в японско-французской компании, которая производит мебель класса люкс под собственным брендом. Мы занимаемся большой проектной деятельностью и работаем по всему миру. Я курирую направления Северной и Южной Америки, Австралии, Новой Зеландии и Японии. 

До этого я пять лет посвятила компании поменьше, но там своего потолка я достигла, и решила, что хочу работать на более крупный мировой бренд. Чтобы получить эту должность, пришлось пройти целую серию интервью в разных департаментах. Думаю, на работодателя произвел впечатление мой предыдущий опыт. Я тесно сотрудничала с китайскими фабриками, понимала ментальность рабочих, умела вести с ними переговоры. Большим плюсом стал и тот факт, что я свободно говорю на китайском и умею четко формулировать свои мысли. 

То, что я из России, мне никак не мешало и не помогало в карьере. С какой-либо дискриминацией я не сталкивалась. Компания, в которой я работаю сейчас, очень интернациональная. В нашем коллективе есть китайцы, итальянцы, британцы, малайзийцы, американцы. Команда достаточно молодая, даже президенту компании всего 43 года, потому и атмосфера здесь отличная и драйвовая. Пожалуй, единственная проблема, с которой я сталкиваюсь, – это необходимость тратить время на оформление виз для моего российского паспорта. По работе я часто летаю в США и Австралию.

О том, насколько сложно устроиться в китайскую компанию, ничего сказать не могу, никогда там не работала и, честно говоря, не хотела бы. С одной стороны, для китайского работодателя иностранное лицо – это очень почетно и интересно, но, с другой, я знаю немало иностранцев, не удовлетворенных условиями такого сотрудничества. Если не брать гигантов, вроде Huawei, работающих на глобальном рынке, то мы увидим, что в большинстве китайских компаний свои законы жанра. Совершенно иной подход к мотивации сотрудников, к заработной плате, к организации рабочего процесса в целом. 



Скажем, есть расхожее мнение, что китайцы очень трудолюбивы и пашут с утра до вечера… Вообще бы не сказала. Если говорить не о работниках фабрик, действительно готовых брать и по две смены, офисные служащие ведут себя совсем иначе. На работу они приходят к девяти, в 12 дня уходят на обед, высиживают там ровно час, а в шесть вечера, и ни минутой позже, встают и отправляются домой. И совершенно не важно, завершены ли все дела на сегодня или нет. Люди, готовые вкладывать чуть больше сил, конечно, тоже есть, но их единицы. 

При этом китайцы очень ориентированы на материальный успех. Особенно это заметно здесь, в Шанхае. Деньги для них – настоящее мерило успеха. Авторитет человека зависит от того, сколько у него дорогих вещей, на какой машине он ездит и в каком доме живет. Родители девушки могут запросто отказать претенденту на руку и сердце их дочери, если у того недостаточно дорогие, на их взгляд, автомобиль или дом. А если вспомнить, что в Китае еще и огромная нехватка женщин, – из-за многолетней политики «Одна семья – один ребенок» многие китайские семьи, предпочитающие иметь сыновей, шли на аборт, если выяснялось, что будет девочка, – то становится очевидно, под какими бременем приходится жить современным китайским мужчинам. 

Классовое разделение в китайском обществе существует до сих пор: небольшой процент очень богатых, средний класс и большая прослойка людей, живущих достаточно бедно. Средний класс здесь, на мой взгляд, даже более выраженный, чем в России, хотя и не такой сильный, как в Европе и США. Стоит признать, что китайское правительство предпринимает достаточно эффективные шаги для поддержки среднего класса и малого бизнеса, для снижения налогового бремени и пр. 

Однако, несмотря на принимаемые меры, жизнь в Шанхае дорожает с каждым годом. Цены на недвижимость здесь просто сумасшедшие, а покупка машины обойдется втридорога. Круглую сумму придется выложить не только за автомобиль, но и за его регистрацию. Чтобы сдерживать рост транспортного потока, шанхайские власти ограничили количество выдаваемых автомобильных номеров, в результате номер теперь может стоить чуть ли не столько же, сколько и сама машина.



Еще одна особенность Шанхая – отсутствие центрального отопления. За несколько лет я так и не смогла привыкнуть к тому, что зимой приходится возвращаться в холодную квартиру. Необходимо включать обогреватель и ждать, когда комнаты хотя бы немного прогреются. И с этим неудобством приходится мириться. В северных районах страны отопление, конечно, есть, но оно на угле. Считается, что во многом из-за этого в Китае загрязненный воздух. Климат в Шанхае довольно специфический. Лето жаркое и влажное. Зимой температура редко опускается ниже нуля, но из-за повышенной влажности ощущается как минусовая.

При всем этом Шанхай – довольно комфортный город. Здесь много зеленых парков, самая большая в мире система метро, и хотя мегаполис огромный, в отличие от Пекина он достаточно компактный. В центральной части города можно пешком дойти из одного района в другой. Когда погода позволяет, я люблю прогуляться от офиса до дома пешком.

Каждый год мне необходимо продлевать рабочую визу. Недавно правила получения виз ужесточили, и пришлось собирать совершенно новый пакет документов. Теперь все иностранцы, проживающие в Китае, делятся на три класса: A – это те, кто имеет огромный опыт работы в стране или приехал сюда по приглашению правительства; B – основной костяк, средний класс; С – люди, работающие в сфере услуг (официанты, аниматоры и пр.). Я нахожусь в категории B, но приближаюсь к А. Основная задача китайского правительства на данный момент – привлечь больше A, контролировать B и лимитировать количество C. По России я, конечно, очень скучаю. В первую очередь – по семье и близким. Еще скучаю по природе и чистому голубому небу. Уровень загрязненности в Китае все-таки ощутимый. Не хватает здесь и русской культуры. Я люблю театр, и каждый раз, бывая в России, стараюсь попасть на интересные постановки. Поклонницей традиционной китайской оперы я так и не стала, но зато на гастроли в Шанхай часто приезжают мировые звезды. Как-то я побывала на постановке «Венецианского купца» знаменитого шекспировского театра «Глобус». Играли артисты, разумеется, на английском, а китайские субтитры транслировались на специальных экранах. 

Еще очень скучаю по русской кухне. У азиатов, к примеру, неприятие лактозы, и молочных продуктов в нашем понимании у них нет. Некоторые живущие здесь русские даже сами умудряются делать творог и сметану. Но и к многогранной китайской кухне за эти годы я привыкла. Мне нравится кухня северных районов страны, она чем-то напоминает русскую. Некоторые блюда южного района Гуандон тоже неплохи. О том, что я провела в Китае столько лет, совершенно не желею. В плане карьерных возможностей время, проведенное в этой стране, полностью себя оправдало. Но я абсолютно точно не планирую здесь состариться или даже создать семью. Сейчас я задумываюсь о том, чтобы через какое-то время сменить место жительства и переехать в другую страну. Думаю, именно так я и поступлю.