И целого мира мало

И целого мира мало
30 мая 2018 г
В преддверии своего полета в космос руководитель грузинской Репродуктивной клиники им. Зураба Сабахтарашвили профессор Арсен Гвенетадзе объяснил нам, как помогать новым детям приходить в этот мир и бесстрашно раздвигать границы возможного.
Текст: Наталья Лукашкина 

– Арсен, вы когда-нибудь пробовали подсчитать, сколько детей появилось на свет благодаря вашей помощи? 
– Как-то я пытался это сделать, но, честно говоря, сбился со счету. Давайте попробуем вместе. 
В медицине я почти 30 лет. Первые 19 лет работал в институте репродукции человека, и за это время помог родиться более чем 600 детям. В 2009 году мы вместе с профессором Зурабом Сабахтарашвили и доктором Тамарой Сабахтарашвили основали собственную Репродуктивную клинику им. Зураба Сабахтарашвили, в которой с тех пор ежегодно появляется на свет около 200–240 детишек. Таким образом, всего получается более 2 500 новых жизней. И каждый наш рабочий день приносит как минимум одно новое зачатие. Невероятно, но своих пациентов теперь я встречаю по всему миру.

Помню, на парижской улице ко мне подошла женщина. Оказалось, это мама моей пациентки, которой удалось забеременеть. На днях к нам прилетает пара из Иркутска, притом по рекомендации жительницы Нью-Йорка, прошедшей у нас процедуру ЭКО. А буквально только что в клинике побывали пациенты из Ирландии. Видите, какая удивительная география жизни! Осознание того, что мы буквально меняем мир к лучшему, дает огромную энергию. На буклете нашей клиники так и написано: «Мы изменили мир». И мы относимся к этим словам очень серьезно. Мы уже помогли пациентам из 21 страны мира. И с каждым годом их число растет. Но все эти цифры на самом деле не так уж и важны. Если бы благодаря моей помощи на свет появился всего один ребенок, я бы уже считал, что не зря стал врачом. Моя работа дарит мне чувство безграничного вдохновения. 

– У вас, к слову, довольно необычный кабинет, не похожий на кабинет врача. Много интересных картин, макеты космических кораблей...
– Да, картины я написал сам. Я увлекаюсь живописью. В свое время online окончил Sotheby’s Institute of Art, а сейчас еще и в художественной академии учусь. Несколько моих выставок уже прошло по всему миру. Одна из них – под названием Impossible is nothing – в 2016 году была организована в Нью-Йорке. Еще одну масштабную экспозицию моих работ, скорее всего, можно будет увидеть этим летом в Тбилиси. Прямо за моей спиной вы видите картину, которая называется Happiness 85/15. Это отсылка к идее бизнес-тренера Брайана Трейси о том, что 85% нашего счастья и жизненного успеха определяется качеством наших взаимоотношений с людьми в личной и деловой жизни (чем отношения лучше, тем мы успешнее), а 15% зависит от профессионального успеха и реализации. 

Я полностью разделяю эту философию. Притом 15% профессионального успеха, на мой взгляд, это основа основ, база, позволяющая нам уверенно и свободно чувствовать себя в этом мире. Пока мы не реализуем себя в любимом деле, даже отношения с близкими не принесут нам удовлетворения. К счастью, профессия дает мне и радость общения, и профессиональное удовольствие. Должен сказать, что по-настоящему счастливым и свободным я стал восемь лет назад, когда перенес тяжелую онкологическую болезнь. В 46 лет мне поставили диагноз «рак толстой кишки». Позже меня спрашивали: испугался ли я тогда за свою жизнь?.. Видите ли, уже после перенесенной операции я задумался: что со мной может случиться самого плохого? Ну, умру. И что дальше? А ничего! Смерть – главная из потерь. И тогда мне в голову пришла другая мысль: «Ну а кто не умирает?» Один только Ленин не умер. Всем остальным этой участи избежать не удалось, кому в более молодом, кому в более зрелом возрасте. И как только я это осознал, мне сразу стало легче. Я отчетливо понял, что главное – не продолжительность жизни, а ее качество. 

Оказалось, что когда ты побеждаешь короля всех страхов – страх смерти, – жизнь вдруг становится простой и ясной. Откуда-то приходит ощущение полной свободы и безграничности своих возможностей. Проблемы, которые еще вчера угнетали, стали казаться интересными вызовами и даже приносить удовольствие. О многих вещах я перестал беспокоиться вовсе. Я понял, что ничего невозможного нет, и что все цели в принципе достижимы. Да, не всегда возможно побеждать и оставаться на высоте, но получать удовольствие от процесса жизни и от самого себя можно каждую секунду. Это и есть счастье. 

– Расскажите немного о том, как вы стали гинекологом-репродуктологом. Казалось бы, не самый очевидный выбор для харизматичного грузинского мужчины. 
– Я родился в небольшом городе Ткибули. В семье стал первым врачом. Папа был инженером, мама до сих пор работает директором музыкальной школы. Когда оканчивал школу с золотой медалью, решил поступать на медицинский факультет, хотя меня и предупреждали, что конкурс там слишком большой. Сначала выбрал общую хирургию, а затем попал в научно-исследовательский институт репродукции человека, которым руководил прогрессивный профессор Арчил Хомасуридзе. Мне сразу понравилось это направление. В то время только начинали развиваться лапароскопические технологии, которые очень меня заинтересовали. Сначала защитил одну диссертацию, потом вторую, стал профессором, много практиковал, а спустя 19 лет основал собственную клинику, которой сейчас и руковожу. 

Я считаю, что став врачом, сделал один из лучших выборов в своей жизни. Для меня это самая прекрасная в мире профессия. Помню, как впервые своими руками перенес эмбрион. Беременность оказалась удачной, и на свет появились близняшки. Произошедшее на глазах таинство меня поразило. Репродуктивная медицина тем и интересна, что здесь фактически не бывает безвыходных ситуаций, чудеса возможны каждый день.

Помню одну пациентку 22 лет, попавшую ко мне на операционный стол с внематочной беременностью в критическом состоянии, с давлением 40/0. Мы спасли ее, а после этого она сумела снова забеременеть и родить. Ее дочке сейчас 9 лет, всей семьей они живут на Мальте. Или, скажем, обратились ко мне муж с женой, у которых не было ни спермы, ни яйцеклеток. Мы предложили им воспользоваться донорским материалом. Беременность наступила с первого же раза, и теперь они – счастливые родители двух замечательных девочек. Да, кого-то необходимость обратиться к донору смущает, но я всегда объясняю женщинам: «Ребенок нужен вам для того, чтоб сделать вашу жизнь интереснее и полноценнее, чтоб было о ком заботиться. И разве так уж важно, чтобы в нем была частица вашей генетики?» К тому же, как показывает жизнь, общие гены – еще не гарантия счастливых отношений между родителями и детьми. И даже если у женщины нет матки, мы сможем помочь и ей, обратившись к услугам суррогатной матери. В Грузии суррогатное материнство разрешено законом, поэтому к нам съезжаются пары со всего мира. Наши дети, рожденные с помощью суррогатных мам, уже живут в Ирландии, в Великобритании, в Азербайджане. Много пар приезжает из России. Только что к нам обратились супруги из Будапешта. И мы сделаем все, чтобы им помочь. Мой лозунг и в работе, и в жизни – «Нет ничего невозможного». 

– Каков максимальный возраст женщин, сумевших благополучно родить в вашей клинике? Насколько вам удалось раздвинуть возрастные границы возможного?
– С помощью процедуры ЭКО у нас в клинике смогли забеременеть и родить две женщины в возрасте 52 лет, а также две женщины 49 лет. С одной из 49-летних пациенток приключилась неожиданная для всех нас история. Ее муж вовремя не успел сдать сперму – такое бывает, – между тем подготовленную яйцеклетку по протоколу необходимо оплодотворить в течение четырех часов. Супруги расстроились и уехали, но мы решили яйцеклетку не утилизировать, а поместить ее в инкубатор и посмотреть, что будет дальше. На следующее утро супруги снова появились в клинике, уже с заготовленной спермой, и попросили провести оплодотворение. И хотя мы сомневались, что спустя столько времени из этого вообще что-то выйдет, нам удалось получить эмбрионы, которые затем еще и удачно прижились в матке. Даже я с трудом верил в успех. Но через восемь месяцев женщина родила двух здоровых сыновей, и это было счастье для всех нас. Сейчас мальчикам полтора года, недавно вместе с родителями они приходили к нам в клинику в гости.

Ну а если говорить о ситуации в целом, скажу прямо, я не сторонник возрастных беременностей. Во всем мире максимальным возрастом, приемлемым для процедуры ЭКО, принято считать 45 лет. И я согласен с этой планкой. Да, все четыре наши беременности прошли удачно, но я всегда честно объясняю женщинам, что все не так просто, и прошу их подумать, хватит ли у них сил на то, чтобы не только выносить и родить, но еще и воспитать этого ребенка. Я знаю, сейчас в Грузии разрабатывается закон о возрастном барьере для процедуры ЭКО, и, возможно, в скором времени он будет принят. Пока же законодательных ограничений нет, в некоторых случаях, если здоровье пациенток позволяет, мы соглашаемся пойти им навстречу. 

– Многие врачи утверждают, что количество женщин, которым сложно самостоятельно забеременеть, в последние годы неуклонно растет. Вы согласны с тем, что появилась такая тревожная тенденция?
– Послушайте, когда 30 лет назад я начинал работать в институте репродукции человека, я видел множество женщин, приезжавшим к нам со всего Советского Союза. Каждая из них сталкивалась в той или иной форме с нарушением репродуктивной функции. Не стоит думать, что раньше ни у кого не было проблем со здоровьем, а сейчас вдруг все разом ухудшилось из-за экологии, неправильного питания или чего-то там еще. Существует четкая статистика на все времена – бесплодными оказываются 15% пар. И мой опыт показывает, что эти цифры верны.

Вот вы знаете, к примеру, где продолжительность жизни больше: в Москве с ее плохой экологией или в более экологически чистом Подмосковье? Как это ни странно, в Москве. Люди, живущие в мегаполисе, в среднем больше заботятся о своем здоровье, активнее занимаются профилактикой и вовремя обращаются к врачу. Мы очень любим себя пугать. В Интернете тоже периодически пишут про конец света, но, как видим, пока он так и не наступил.

– Сегодня много говорится о важности развития медицинского туризма и привлечении иностранных пациентов, но далеко не всем это удается. Как получилось у вашей клиники?
– Я бы сказал, что наш секрет в сочетании грамотной ценовой политики с медициной высочайшего уровня. Наши цены более гибкие, чем на Западе. Если суррогатное материнство в Европе стоит около 40 тысяч евро, то у нас оно обходится в 10–15 тысяч. Отдельные лекарственные препараты и процедуры здесь также оказываются более доступными. Значительно повышать цены мы не можем еще и потому, что работаем на грузинском рынке и должны конкурировать с другими клиниками страны. При этом Репродуктивная клиника им. Зураба Сабахтарашвили – это учреждение европейского уровня с безупречным сервисом. Уже на протяжении девяти лет мы показываем блестящие результаты. Поэтому к нам так любят обращаться в том числе и жители других стран. Довольные пациенты делятся впечатлениями со своими знакомыми, те в свою очередь тоже приезжают к нам, и таким образом молва о нас расходится по всему миру. 

– Судя по сообщениям СМИ, вы рискуете стать еще и первым грузинским космонавтом. Означает ли это, что реализации на одной планете вам уже мало? 
– Это тоже про выбор свободы и счастья. Однажды мне захотелось посмотреть, как выглядит Земля сверху, где на земном шаре находится мой родной Ткибули (улыбается). Я поставил перед собой эту цель и сделал все, чтобы ее достичь. В частности, поехал в США и прошел курсы подготовки астронавтов в Virgin Galactic, компании легендарного Ричарда Брэнсона. Самого Ричарда я не встретил, но познакомился с его сыном Сэмом, отличным и хорошо воспитанным парнем, он тренировался вместе с нами. Уже в ближайшем будущем Virgin Galactic планирует организовывать туристические полеты в космос. Я подписал все необходимые документы, и как только мне позвонят, буду готов сразу же отправиться в США, чтобы оттуда полететь к звездам. 

Своим примером я хочу доказать, что если у мальчика, родившегося в небольшом городе, получилось пройти весь этот путь – стать врачом, профессором, победить серьезную болезнь, создать клинику мирового уровня, а теперь вот и полететь в космос, – значит, и у вас все получится, и вы сможете исполнить все свои мечты, даже те из них, которые сейчас кажутся недостижимыми. Прошлым летом, когда я был в Швейцарии, в мире Чарли Чаплина, мне пришла в голову идея создать академию счастья. Я уверен, что в каждом из нас заложены безграничные возможности, и все мы можем научиться более оптимистично смотреть на жизнь. Поэтому я хочу, чтобы через три года в грузинских школах ввели уроки счастья, на которых бы дети учились не как выживать, а как жить полноценной и свободной жизнью. 

Пусть на нашем постсоветском пространстве это не так уж и просто, но никогда не бойтесь ощущать внутреннюю свободу. Мыслите вне рамок и живите так, как хочется именно вам, а не как диктует общество. Горячо любите себя, станьте самому себе лучшим другом. И даже если в данный момент жизнь вас не радует, отыщите капельку счастья в самом себе. А она там точно есть, поверьте мне. И вот тогда вы увидите, что ничего невозможного для вас действительно нет. 

 
Репродуктивная клиника 
им. Зураба Сабахтарашвили:
Грузия, Тбилиси
Tel. +995597511913
+995599509110
sabakhtarashviliclinic.ge
info@sabakhtarashviliclinic.ge