Границ в нашей индустрии нет

Границ в нашей индустрии нет
8 сентября 2018 г
Как буквально за несколько лет преуспеть в гостиничном бизнесе и построить блестящую международную карьеру, в эксклюзивном интервью «БГ» объяснил Алексей Коробкин, старший директор по развитию в России и СНГ, Marriott International, выпускник швейцарского вуза Cesar Ritz Colleges
Текст: Наталья Лукашкина Фото: Николай Кандалов 

– Алексей, почему в свое время вы выбрали карьеру в таком довольно экзотичном для России направлении, как гостиничная индустрия? Профессию космонавта или пожарного вы для себя отринули сразу?
– Будучи ребенком того времени и не зная точно, что хочу стать коcмонавтом, выбирал между двумя более земными профессиями: юриста и экономиста. До 10-го класса я учился в Санкт-Петербурге, но школу оканчивал уже в Англии. Затем поступил в Queen Mary College (University of London) на специальность «Экономика и финансы». А поскольку во время учебы работал в компании, связанной с туристическим сектором, и мне это очень нравилось, на второе высшее поступил в швейцарский Cesar Ritz Colleges на программу MBA in Hotel and Tourism Management. Свою первую «взрослую» работу я получил там же, на ежегодной ярмарке вакансий.

– Насколько сложно проходить собеседование в формате таких ярмарок?
– Я думал, что пройти интервью – это самое трудное, но оказалось, намного сложнее потом писать отказы. На международный форум карьеры съезжаются представители ведущих гостиничных сетей со всего мира, за день они встречаются с сотней студентов, на каждого выделяется по 5–10 минут. Передо мной стояла задача каким-то образом выделиться из этой массы. Не знаю, что именно во мне произвело впечатление, но я прошел семь интервью и получил семь предложений от таких цепочек, как Hyatt, Jumeirah, Starwood и т. д. Согласием я ответил на приглашение от сети Hyatt. Мне хотелось приобрести хороший международный опыт, а США – это один из наиболее развитых рынков гостиничного бизнеса. У меня был выбор между Флоридой и Калифорнией. Как пошутил один мой приятель: «Выбирай, чего боишься меньше: землетрясения или урагана». Не то чтобы я мечтал пережить землетрясение, но калифорнийский Hyatt был почти на 550 номеров, а я очень хотел поработать в большой гостинице. Сначала работал заместителем начальника отдела приема и размещения, затем – в отделе housekeeping, где в моем подчинении оказалось 60 горничных. Это был прекрасный опыт. Все горничные были мексиканками, и почти никто из них не говорил по-английски. С одной стороны, это такой большой испанский детский сад, а с другой – у меня сразу появилось 60 мам, которые заботились обо мне и всячески пытались меня накормить. Могу сказать, что я проникся огромным уважением к труду горничных после того, как в течение недели сам убирал номера. Я всю жизнь занимаюсь спортом и не боюсь физических нагрузок, но когда отработал свою первую смену, сил у меня хватило ровно на то, чтобы добраться до дивана. Это очень тяжелая работа. Но я убежден, что невозможно давать указания, как убирать тарелки и заправлять кровать, если ты сам этого ни разу не пробовал. Именно такому практическому подходу нас обучали в Швейцарии.

– Насколько ваше швейцарское образование помогло вам в карьере? Или же в этой индустрии более важную роль играют опыт и практика? 
– Образование дает очень многое. Возможно, если вы спросите у моих российских коллег, кто-то вам ответит, что опыт куда важнее. И он в нашем деле, безусловно, важен. Но те знания и та практическая база, которую студенты приобретают в Cesar Ritz Colleges, дают очень мощный толчок в карьере и ускоряют профессиональный рост.

Выступая на мероприятиях Swiss Education Group, я всегда говорю родителям, что за эти деньги они покупают для своих детей возможность трудоустройства и членство во всемирном клубе выпускников SEG. Своих одногруппников я встречаю по всему миру. В Cesar Ritz Colleges мы получали не только огромный объем знаний о гостиничной индустрии, но и прекрасный практический опыт.

Признаюсь, я не академический человек. Я всегда мог учиться на одни пятерки, но никогда этого не делал (улыбается). Сухая теория мне скучна. Но в Швейцарии я с большим удовольствием осваивал новые знания через практику.

Скажем, нам давали задание найти в городе хороший ресторан и проанализировать все достоинства и недостатки его меню, а затем придумать и распечатать собственное идеальное меню для этого места. Третий семестр у нас вообще был полностью посвящен практике. Я сам обратился к преподавательнице, распределявшей стажировки. Ее почему-то все боялись, хотя она оказалась очень милой женщиной. Послушав мой французский и немецкий, она сказала, что французский у меня прекрасный, немецкий ужасный (что не удивительно – я начал учить его только в Швейцарии), и направила на позицию ночного аудитора в гостиницу Fairmont Le Montreux Palace (на тот момент Raffles Le Montreux Palace), прекрасную должность, на которую брали в основном только носителей языка. Иностранные студенты обычно работали в ресторане официантами. Мне невероятно повезло. Это было шикарное время: лето, джазовый фестиваль в Монтрё, в нашем отеле останавливались все звезды, Карлос Сантана с утра прогуливался там прямо в шортах…

Ну а после учебы в Швейцарии и более полутора лет в США я сознательно решил вернуться в Россию, хотя мне поступали предложения из Гонконга, Сингапура и Канады. В России было намного больше интересных возможностей. Год я проработал в гостинице «Парк Инн Пулковская». Нам тогда удалось пройти по самому дну кризиса 2008 года. Затем перешел в ресторанный бизнес, запускал два ресторана в центре Питера. К тому моменту я уже понимал, что не хочу работать в операционной деятельности всю жизнь, и тут мне как раз поступило приглашение от консалтинговой компании HVS, одной из ведущих в сфере гостиничного консалтинга. Я с интересом согласился. Мне предстояло провести год в индийском офисе HVS, а затем запустить консалтинговое направление компании уже в Москве. Год жизни в Нью-Дели был безумно интересным и с профессиональной, и с культурной точки зрения. Не оценил я разве что местный климат, когда даже ночью температура не опускается ниже +35 °С, а жизнь возможна лишь там, где есть кондиционер. 

После того как представительство HVS успешно заработало в Москве, меня пригласили в компанию InterContinental Hotels Group (ей принадлежат такие гостиничные бренды, как InterContinental и Holiday Inn) на должность директора по развитию. А спустя еще три года я получил предложение занять позицию старшего директора по развитию в России и СНГ от компании Marriott International. 



– Со стороны работа в гостиничной индустрии, в этой атмосфере уюта и роскоши, многим студентам представляется настоящим праздником. Опишите, какой она видится изнутри. 
(смеется) По опыту своей операционной деятельности могу сказать, что далеко не всегда это праздник. В хорошем отеле гость действительно должен чувствовать себя как дома вдали от дома, но за красивой картинкой стоит огромный труд. Я помню, как нам приходилось работать по 15 часов в сутки несколько дней подряд. В американском Hyatt у нас еженедельно с понедельника по пятницу была стопроцентная загрузка. И зачастую это была настоящая мясорубка, когда в один день у тебя вся гостиница на выезде и вся гостиница на заезде. А еще был гигантский банкетный зал, где с пятницы по воскресенье проводились обеды и ужины на 1 500 человек, иногда дважды в день. 

И тогда в работу вовлекались все. Мы все помогали накрывать столы, отгонять машины. Не в обиду другим моим коллегам будет сказано, но я до сих пор не встречал лучшего управленца, чем генеральный менеджер того самого калифорнийского Hyatt. Эта женщина виртуозно управляла нашей командой, у нее все работало безупречно. При этом она находила время и на то, чтобы просто с нами поболтать. А если случался настоящий аврал, она шла и вместе со всеми убирала комнаты или отгоняла машины. Для меня это до сих пор показатель хорошего генерального менеджера, если человек готов в случае необходимости засучить рукава и работать в команде, а не просто раздавать указания, попивая кофе у себя в офисе. 

Эту особенность гостиничной индустрии очень сложно понять некоторым российским студентам, приезжающим учиться по направлению hospitality. Как правило, в Швейцарию приезжают дети обеспеченных родителей, привыкшие к комфортной жизни. Им очень сложно принять тот факт, что теперь они такие же, как все, и многое придется делать своими руками. Но первые позиции не даются сразу. В гостиничном бизнесе мгновенно директорами не становятся. Нужно привыкать работать. 

Лично мне в свое время родители тоже оплатили обучение за границей, но я с 14 лет живу один, никто за мной не присматривал, и я довольно быстро начал сам себя обеспечивать.

Именно поэтому я считаю очень полезным поработать в большой гостинице. Если вы выдержите в такой «мясорубке», вы сможете работать везде. 
 
– Вы, к слову, согласны со знаменитым правилом легендарного Цезаря Рица, что «клиент всегда прав»? 
– Клиент, конечно, всегда прав, но нужно помнить о границах разумного. Необходимо понять, почему гость хочет именно того, чего он хочет, поставить себя на его место и приложить все усилия, чтобы он остался доволен. В свое время в питерском «Парк Инне» в моем подчинении было много студенток, работавших на ресепшене. Огромная гостиница, 840 номеров, загрузка сумасшедшая! Но я всегда говорил: «Здесь работают только самые красивые и профессиональные девушки, и у нас просто не может быть проблем с гостями. Все свои проблемы мы оставляем за порогом. Если нужно, можете пожаловаться на жизнь мне, но в общении с гостями у вас всегда должно быть хорошее настроение». 

И девчонки, кстати, жаловались, и я выслушивал столько всего наболевшего и по рабочим, и по личным вопросам. Предоставлять хороший сервис через не могу не получится. Это видно сразу. В гостиничном бизнесе вообще довольно быстро понимаешь, твое это или не твое. Кто-то приходит, думая, что любит работать с людьми, и быстро сдувается, потому что тут действительно непросто. Но если это и правда ваше призвание, вы будете получать настоящее удовольствие и колоссальную отдачу. Наше общество сейчас переходит от ориентации на материальные блага к эмоциональным ценностям. Все больше денег мы тратим не на вещи, а на впечатления. В США у нас был случай, когда в отель позвонила девушка и попросила приготовить для ее мужа, приезжающего к нам, особый вид кофе. В городе такой кофе варили только в одном месте, но мы его отыскали. И когда этот мужчина приехал в очередную рутинную командировку, а на завтрак ему подали его любимый кофе с пожеланием хорошего дня от супруги, он был очень растроган. Или как-то уже здесь, в Москве, был случай, когда в консьерж-сервис одной из гостиниц обратились с просьбой перекрыть Тверскую. Гостья отеля хотела попасть в Большой театр, но поскольку передвигалась на инвалидной коляске, спуститься в пешеходный переход она не могла. 

Если вы готовы работать в таком режиме, вкладывать в дело душу, выполнять или даже предвосхищать ожидания гостей, тогда это ваша индустрия. Если же к своим обязанностям вы приступаете с настроем «ох, опять приехал этот и попросит усыпать кровать лепестками роз для своей жены», ничего не получится. 

– А лично вы еще получаете удовольствие, останавливаясь в гостиницах в качестве постояльца, или уже видеть их не можете? 
– Я искренне люблю гостиничный бизнес и обожаю жить в гостиницах. По работе мне приходится довольно часто ездить по миру, и я действительно вижу чуть больше, чем среднестатистический путешественник, и порой могу быть более жестким и придирчивым. Но вместе с тем на некоторые вещи я, наоборот, закрываю глаза, потому что знаю, какая работа за всем этим стоит. 

Особенно люблю останавливаться в гостиницах Marriott. Несмотря на то что Marriott – крупнейшая в мире сеть, это по-прежнему семейная компания. За свою 95-летнюю историю у нее было всего три CEO: основатель Уиллард Марриотт, его сын Билл, который до сих пор посещает по 200 гостиниц в год (на двоих они руководили компанией 85 лет), а также нынешний гендиректор Арне Соренсон. Здесь особая атмосфера семейного бизнеса, которая распространяется и на сотрудников, и на гостей. Сейчас мы находимся в очень интересном моменте истории. В 2016 году компания Marriott приобрела сеть Starwood, в результате чего была образована крупнейшая в мире гостиничная компания. Сегодня компания владеет феноменальными брендами, здесь работают феноменальные люди, и все, что происходит во вселенной Marriott, чрезвычайно интересно. Я получаю колоссальное удовольствие от своей работы. 

– Не всем, даже отучившимся по специальности hospitality, удается преуспеть. Что нужно делать, чтобы столь же блестяще строить карьеру в гостиничной индустрии? 
– Когда я только начинал учиться в Швейцарии, я никогда не отказывался помочь, если меня о чем-то просили. Даже если это не входило в мои обязанности, даже если рабочий день закончился, и я очень устал. Как-то к нам приехали выступать представители одного американского курорта. В конце дня они попросили студентов остаться и помочь убрать оборудование. И хотя мне, как и всем моим друзьям, уже очень хотелось расслабиться и пойти тусоваться, я все же задержался. Мне это стоило 15 минут времени. А когда через год американцы приехали снова, они вспомнили именно меня, потому что люди запоминают хорошее. Гостиничный мир на самом деле очень маленький, и никогда не знаешь, когда, где и с кем столкнешься вновь.

Да, работа в гостиничном бизнесе тяжелая. И зарплаты здесь не такие высокие, как в нефтяном или финансовом секторе, особенно на начальных позициях. Но работа эта настолько многогранна, что с ней можно связать всю жизнь и никогда не скучать. Одинаковых дней у вас точно не будет.

Заложите прочный фундамент для своей карьеры, а дальше вы сможете выйти на любые уровни. Главное, чтобы было желание действовать. К тому же работать вы сможете в любой точке мира. Границ в этой индустрии нет. Туристический бизнес – крупнейший в мире сектор глобальной экономики, и карьерные возможности здесь могут быть такими, какими вы только пожелаете.
 

Cesar Ritz Colleges входит в швейцарскую группу школ гостиничного бизнеса Swiss Education Group.
Местоположение Cesar Ritz Colleges Switzerland: Швейцария (Бриг, Люцерн, Ле-Бувре)
Основан: в 1982 году
Язык обучения: английский
Количество студентов: 600 человек
Уже более 30 лет в Cesar Ritz Colleges готовят высококвалифицированных специалистов для индустрии гостиничного бизнеса, ресторанного дела и международного туризма. 
Высшее учебное заведение названо в честь легенды гостиничного бизнеса Цезаря Рица, создавшего первые отели класса люкс. 
Программы обучения: бакалавриат, магистратура, подготовка к университету.

Официальный представитель Swiss Education Group 
в России – компания «ОПТИМА СТАДИ»

optimastudy.ru
info@optimastudy.ru
8 (846) 270‑95-99, 8-917-118-59-40