«Гламур и мода – не одно и то же»

«Гламур и мода – не одно и то же»
1 августа 2017 г
Когда-то поработать карандашом для модного глянца не гнушался и Сальвадор Дали, а сегодня традиции fashion-иллюстрации возрождает молодой художник из Санкт-Петербурга Александр Рощин. О том, как стать живописцем моды, Александр рассказал в интервью нашему журналу.
– Александр, вы зоветесь fashion-иллюстратором, иллюстратором моды. Что это за явление такое – fashion-иллюстрация? Оно только зарождается или существует уже давно?
– Поправлю сразу, прежде всего я художник и лишь потом иллюстратор моды. Именно в таком порядке. Одной лишь модной иллюстрацией в России невозможно заработать на жизнь. А направлению этому уже около 170 лет, и я в нем совсем не первый. За свою историю иллюстрация переживала и взлеты, и падения. Не могу сказать, что сейчас она переживает свой бурный расцвет, хотя, если судить по Инстаграму, иллюстраторами теперь себя многие считают. 
Как-то для продвижения своей страницы в соцсети я рисовал портреты звезд. Изображал тех, кто вызывает у меня уважение, например журналистку Ксению Собчак. А некоторое время спустя одна итальянская мебельная компания создала стул, украшенный принтом с той самой иллюстрацией Ксении. Они не знали, что это мое изображение, но я не стал разбираться. 
– Не кажется ли вам, что российское общество давно превратилось в ярмарку тщеславия, болезненно зависящую от брендов? Одна сумка сегодня может определять целую женскую самооценку, песня про «лабутены» собирает миллионные просмотры, а социологи всерьез рассуждают о том, могут ли туфли на красной подошве выполнять функцию социальных лифтов. А вы эту брендоманию еще и усугубляете своими работами. 
– Припоминаю, как лет пять назад делал иллюстрации для одного глянца к статье, которая так и называлась «Брендомания». Но в целом я редко делаю проекты, напрямую связанные с модой. Объектами моего внимания всегда были женщины, не мода. И когда я создаю модную иллюстрацию, то транслирую образы, привлекательные лично для меня. Одежда и лейблы как таковые меня не интересуют. Но если мой образ мысли совпадает с философией бренда, у нас действительно складывается сотрудничество. 
Сейчас же я больше художник, чем иллюстратор. Иллюстратор работает на заказ, участвует в создании рекламы или в оформлении витрин, а художник может делать все, что ему захочется, без оглядки на заказчика. Правда, один человек вполне успешно может сочетать в себе умения и того, и другого.
А песня про «лабутены» – отличный пример стеба над русским гламуром. Печально, что гламур и мода в сознании большинства наших соотечественников – одно и то же. И певец Сергей Шнуров отлично над этим иронизирует. К слову, в своем окружении повальной любви к брендам я не наблюдаю. Я знаком со многими русскими дизайнерами, особенно с теми, кто занимается молодежными направлениями, и вижу, что люди становятся самоценными, что они отдают предпочтение уникальным вещам, совсем необязательно дорогим.
– Еще одна претензия, традиционно предъявляемая к модной индустрии, – это заданные ею стандарты красоты: женщина должна быть худой и молодой. На ваш взгляд, может ли быть красивой женщина, скажем, округлых форм? Только честно. 
– Да, есть такая тенденция. Я и сам часто рисую худых девушек. Но если говорить о самом актуальном тренде, то сегодня это все-таки здоровый образ жизни. Лично для меня красивой может быть только женщина с округлыми формами. Естественная красота плюс движение – вот секрет идеальной женской формы. Без болезненной худобы, но и без лишнего веса. Лишний вес все-таки не появляется от занятий спортом и правильного питания, а стройные и болеют реже, и живут дольше. Быть здоровым – вполне достойный тренд. 
– Александр, поскольку в нашем журнале мы рассказываем об образовании за рубежом, хочу спросить, был ли у вас опыт учебы за границей и насколько в принципе в такой творческой профессии, как ваша, важно образование? 
– За границей я не учился, но делать проекты за рубежом мне интересно. У меня есть опыт сотрудничества с агентами из Лондона, и я убедился, насколько профессионально они работают. Сам я получил образование в Южно-Уральском профессиональном институте по специальности «Дизайн архитектурной среды». Не могу сказать однозначно, насколько сильно диплом повлиял на выбор моей профессии. Первое, что здесь действительно важно, – это воспитание ребенка с самого раннего возраста и понимание его способностей. Если он тянется к рисованию, ему просто не нужно мешать. Образование же может стать отличным ресурсом для развития в дальнейшем.
– Ну и почему все-таки мода? Рисовать пейзажи, к примеру, вы никогда не мечтали? 
– Нет (смеется). В детстве я мечтал разводить рыбу в озерах, хотел стать солидным бизнесменом. Очень любил рыбалку. А вот быть художником не мечтал, само собой вышло.