Франк Веркаутерен: «Я не бегу вслед за всеми»

Франк Веркаутерен: «Я не бегу вслед за всеми»
2 августа 2017 г
Главный тренер «Крыльев Советов» остается в Самаре. Футбольный клуб продлил контракт со знаменитым бельгийцем еще на один год. Отличный повод встретиться и пообщаться по душам. C Веркаутереном мы поговорили о любви и политике, о спортивных преступлениях и допинговых наказаниях и о том, куда же все-таки движется российский футбол.

О любви и ненависти 
– Франк, о вас довольно хорошо отзываются большинство фанатов и футбольных экспертов, что делает вас фигурой почти уникальной в российском футболе. Работать с таким кредитом доверия не страшно? 
– Напротив, это стимул работать еще лучше. Критика тоже может быть отличным стимулом, но лично мне куда важнее позитив, и вовсе не потому, что я нуждаюсь в поглаживаниях по шерстке. Настоящая мотивация – доказывать своими достижениями, что соответствуешь ожиданиям. Я прочно стою ногами на земле, не ставлю себя выше других, но и бежать вслед за всеми тоже не привык.
– Но к самой команде отношение на момент вашего прихода было неоднозначным... 
– Да, но ситуация меняется. На наших первых играх фанаты действительно вели себя недоброжелательно, если не агрессивно. «Крылья» опустились в ФНЛ, люди жили прошлым и бесконечно обсуждали проигранные матчи. Сейчас же, когда есть определенные успехи, меняется и отношение. Более того, теперь наши фанаты делают именно то, чего я от них жду, – помогают нам во время игры. Иногда, конечно, они помогают слишком активно, но все же они понимают, что должны нас поддерживать. Недаром мы зовем их supporters – «поддерживающие». Я всегда подчеркиваю: после игры можете сказать нам все, что о нас думаете, и мы прислушаемся к критике, но во время матча, хорошего или плохого, будьте добры, поддержите нас. Мы благодарны за то, что в последний год в 99% случаев фанаты нам помогали. 
– Еще вы признавались, что нашли игроков в подавленном состоянии. Пришлось проводить серьезную психологическую работу? И та вечеринка, что вы организовали за свой счет для всех членов клуба, включая технических работников, тоже была частью стратегии по поднятию боевого духа? 
– Вечеринку мы действительно устраивали. Клуб – это большая семья, между членами которой, конечно, есть разница, но бывают моменты, когда ее нужно стирать. Почему я не могу пригласить на общий праздник людей, работающих на кухне или в гостинице? Ведь так хорошо собраться вместе и просто поговорить.
– Сотрудники вас, наверное, обожают.
– Дело не в обожании. Это вполне нормальная практика. Хотя в той же Португалии поступать так действительно не принято. Там существует большая дистанция, игроки – настоящие звезды. А в клубах Бельгии и Франции атмосфера более семейная. После матча мы собираемся вместе и обсуждаем игру. Приглашаем и всех членов семьи.
Что же до поднятия боевого духа, то это особая работа. Мы придерживаемся стратегии 4C – concentration, communication, competition, compensation. Концентрация, общение, соревнование, компенсация. Я заметил, в России очень любят искать виноватого, перекладывать ответственность на другого. Я не ищу виноватых, я ищу решение, не наказываю, а вознаграждаю. Правда, иногда наказывать все же приходится, такова русская культура. 
В поражении виноваты не отдельные игроки, а вся система. Один виноват, что совершил ошибку, другой – что не смог ее компенсировать. Ты активно атакуешь, я защищаю, ты даешь много голевых пасов, я много забиваю. Некоторые игроки любят делить ответственность: это моя работа, это – твоя. Нет, это наша работа. Опять же, в Португалии иной подход – они сразу «убивают» конкретного игрока: мы проиграли из-за тебя! Это, конечно, снятие ошибки с других, но все же не моя философия. Я предпочитаю наказывать лишь в исключительных случаях, если игрок заходит совсем уж далеко. 
– Почему наказание – часть русской культуры? 
– Потому что русским это, насколько я понял, даже нравится (улыбается). Некоторые футболисты мне буквально так и говорили: «Тренер, ты что, кричал на меня?… Ты должен делать это больше! Это правильно!» 


О Самаре, Краснодаре и Ростове
– Теперь, по итогам двух лет работы, какие ставите перед командой цели? 
– Цель на ближайшее будущее, конечно, – остаться в премьер-лиге. Подняться выше 8-го или 9-го места, думаю, пока будет сложно, все же слишком большая разница по очкам. А вот в перспективе уже можно говорить о 5–6-м местах. Конечно, это будет игра против больших клубов с большими бюджетами, но я уверен, игрокам необходимо развивать амбиции. Нужно их расшевелить, чтобы они чувствовали себя более конкурентоспособными.
– Такое же чудо, как с «Ростовым», вырвавшимся вперед без заоблачных бюджетов и звезд, может случиться с «Крыльями»? 
– Иногда в футболе случаются такие чудеса, когда не самые сильные клубы становятся чемпионами. В этом году «Ростов» действительно выступил хорошо. Свою роль сыграли и качественный отбор игроков, и тяжелая подготовительная работа, и, конечно, удача. Стоит признать, что и топовые клубы в этот раз проявили себя не лучшим образом. 
Но проблема заключается в том, что после достижения большого успеха таким командам бывает сложно его удержать. Для многих из них это начало сложных времен. Кому-то, к примеру, приходится продавать своих лучших игроков. Однако, повторюсь, такие сюрпризы случаются, и для футбола это очень хорошо. 
 – Реально ли, по-вашему, в России «выращивать» звезд на местах? Все-таки сейчас в «Крыльях» совсем немного самарских игроков.
– Думаю, вполне реально. Прежде всего, для этого необходимо стараться сохранять игроков здесь. Я всегда удивляюсь, когда вижу способных выпускников тольяттинской академии футбола в дубле «Локомотива» или «Динамо». Каким-то образом они прошли мимо «Крыльев», и это неправильно. Конечно, и мы, чтобы удержать их, должны предлагать хорошие условия, возможность играть в основе. Но кто первым овладевает мячом, у того и преимущество. 
Футболисту необходимы две руки, две ноги, одна голова. Я не так хорошо знаком с российской системой спортивного образования, но уверен, что в регионе, где живет несколько миллионов человек, наверняка, найдется и несколько способных игроков. Конечно, огромный отрезок времени с ноября по март, когда невозможно играть на открытом поле, негативно сказывается на развитии футбола, да и закрытых стадионов в Самаре пока нет. Но то, что тут не может не быть талантов, – факт. 
– Фабио Капелло как-то назвал лучшей из виденных им академию ФК «Краснодар», основанную российским бизнесменом Сергеем Галицким. Мол, создание таких академий – тот путь, по которому и должен развиваться российский футбол. Вы согласны? 
– Да, я был в этой академии. Про такие места мы говорим: «Здесь все дышит футболом». Это заведение очень высокого уровня. Отличный пример того, как создавать высококлассные условия для подготовки молодых спортсменов. О качестве самой игры судить не могу, поскольку не видел местных футболистов в работе. Но, хотя мой визит в Краснодар был коротким, я успел понять, что в стенах этого заведения есть подлинное видение футбола, есть структура и командный дух. 
О деньгах и доверии
– С перспективами все понятно, давайте вернемся в день сегодняшний. Почему, по-вашему, в России, стране с не самым высоким уровнем жизни, зарплаты в футболе выше, чем во многих европейских странах? 
– Наверное, потому, что деньги на футбол здесь есть, бюджеты выше. Многие европейские клубы, возьмем Испанию или Францию, за редким исключением не могут себе позволить таких зарплат. Бельгийские клубы, к примеру, не в состоянии выплачивать даже те суммы, которые в России получают самые средние игроки. 
– Из чего формируется бюджет клубов в Европе? Государственные, спонсорские вливания? 
– В Бельгии команды не финансируются из госбюджета. У некоторых клубов есть собственные стадионы, полученные от города. Но и с доходов от стадиона (к примеру, от сдачи его в аренду) клуб платит серьезные налоги в городскую казну. Команды окупаются за счет рекламных контрактов, продажи символики, спонсорских денег. Серьезная статья доходов – продажа прав на телетрансляцию матчей.
– «Крылья Советов» как бизнес-проект рентабельны?
– Боюсь, я не смогу ответить на этот вопрос, поскольку не являюсь коммерческим директором клуба.
– Как вам кажется, имидж футбола в целом страдает на фоне скандалов в ФИФА, слухов о взятках за право проведения ЧМ, разговоров о договорных матчах?
– Там, где есть деньги, всегда будут попытки сыграть нечестно. Лично для меня не стал новостью тот факт, что разные страны занимаются – давайте назовем это лоббированием – отстаиванием своей позиции в гонке за право проведения чемпионата мира. Но сама игра выше всего этого. Когда в разных уголках мира я вижу детей, играющих в футбол, понимаю, что это огромная движущая сила, объединяющая миллионы. Я по-прежнему верю в честный футбол. Столько людей любят эту игру и знают лучше, как в нее играть, а значит, и доверие к ней не исчезнет. 
– А насколько справедливо, по-вашему, отстранение российских спортсменов от Олимпийских игр в Рио-де-Жанейро? 
– Я считаю, что правила и законы, существующие в спорте, нужно соблюдать, как и те законы, которых мы придерживаемся в обычной жизни. И если вы обманываете, то будьте готовы к наказанию. Но вот наказывать абсолютно всех, включая «чистых» спорт-сменов, думаю, неправильно.
О политике, медведях и здоровом сне 
– Оказывает ли на вас влияние тот факт, что работать в России вам приходится в непростых политических условиях, когда к нашей стране на Западе весьма неоднозначное отношение? 
– Нет, это не так! (улыбается) 
– Ну уж ладно.
– Если говорить серьезно, определенное напряжение, конечно, есть. Многие европейцы, а, признаюсь, частично и я сам, привыкли несколько настороженно относиться к русским. Удивляет, к примеру, как некоторые россияне ведут себя на курортах в Турции или Египте. Может показаться, что все русские такие, хотя это неправда. Проблема в том, что большинство людей на Западе просто не знают России. Моя мама, к примеру, – недавно она умерла в возрасте 90 лет – почти ничего не знала о вашей стране. И если бы ее спросили, что ей известно о русских, она бы ответила, что они воевали во Второй мировой и что они не очень улыбчивы. Отдыхать бельгийцы предпочитают неподалеку, в Испании или Франции, Россия от них далеко, а европейские СМИ транслируют лишь определенный образ вашей страны, тем более сейчас, когда происходят все эти события в Турции и Украине. Мои друзья спрашивают меня лишь о трех вещах в России: о местной погоде, футболе и войне. Им кажется, что здесь буквально идут военные действия. 
– Каково лично ваше отношение к ситуации на Украине?
– Я никогда не отвечаю на такие вопросы, потому что это очень сложная, очень личная тема, по которой у каждого человека свое мнение. Единственное, что мне совершенно точно не нравится, – это когда идет война и гибнут люди. 
– Но русские все-таки улыбаются?
– О да, они улыбаются! Намного больше, чем я думал. Из десяти – семь точно улыбчивых. Поймите, я не могу сказать, что у меня были жесткие предрассудки о России. Скорее я ничего не знал о вашей стране. Именно поэтому, прежде чем согласиться на работу в «Крыльях», я прилетел в Россию, чтобы с ней познакомиться. Мне все вполне понравилось. И медведи по улицам тут, как выяснилось, не ходят (улыбается).
– Но, кстати, тут неподалеку все же живет один. 
– Да-да, я знаю, рядом с базой «Крыльев» есть зоопарк. Нужно как-нибудь туда заглянуть. 
– Франк, непростая ситуация сейчас сложилась и на вашей родине? Какое лично у вас настроение в связи с последними печальными событиями в родном Брюсселе? Меняется отношение к иммигрантам после терактов? 
– Начнем с того, что среди иммигрантов я вырос. Моя семья жила в одной из коммун Брюсселя, где всегда было много португальцев, испанцев, марокканцев.
Эти люди были частью моей жизни, а сегодня уже и у моих детей много друзей-иммигрантов. 
Бельгийцы вообще толерантны, и до сих пор нам удавалось мирно уживаться вместе. Однако теперь все изменилось, в обществе появился страх. Такие города, как Лондон и Москва, к несчастью, уже знакомы с терроризмом. Теперь настала и наша очередь учиться с этим жить. Еще страшнее от осознания того, что террористы находятся в районе, где прошло твое детство и где теперь живут твои дети. Один из организаторов парижских терактов жил на улице, где стоит школа, в которой я учился. Там его и задержали. И это не укладывается в голове. 
– Завершим общение давайте все же на чем-то позитивном. Почему, к примеру, вы вообще выбрали футбол делом своей жизни? 
– А я родился с мячом в руке, у нас футбольная семья. Папа, брат – все футболисты. Папа одно время был вратарем, брат играл в первой лиге Бельгии. Сам я увлекся футболом в шесть лет.
– А самый запомнившийся матч в вашей карьере? 
– Ох, их было так много… Но, пожалуй, матч открытия чемпионата мира по футболу 1982 года стал чем-то особенным. Мы играли с Аргентиной (в сборной был Марадона) и выиграли!
– О вас говорят, что работаете вы по 20 часов в сутки. Как отдыхаете в оставшиеся четыре часа? 
– Сплю я, конечно, чуть больше, но мне действительно не нужно много времени на восстановление. Я трудоголик. Могу переключаться и на другие занятия, но при этом всегда думаю о футболе. Выходных у тренера не бывает. 
Тренерская карьера 
«Андерлехт» (Бельгия): 2005–2007
Сборная Бельгии: 2008
«Генк» (Бельгия): 2009–2011
«Аль-Джазира» (ОАЭ): 2011–2012
«Спортинг» (Португалия): 2012–2013 
«Мехелен» (Бельгия): 2014   
«Крылья Советов» (Россия) с 2014
О Евро-2016 
– Для Бельгии этот чемпионат стал настоящим разочарованием. Сборная страны считалась одним из фаворитов Евро, однако не оправдала ожиданий. Мы не то что до финала не смогли дойти, но даже выбыли, проиграв не самой сильной команде. Игроки с таким потенциалом были способны показать куда более сильную игру. Россия также вполне могла выступить намного убедительнее. Тем более что опередили ее сборные совсем небольших стран. Приятно удивила, конечно, Португалия. Прекрасная команда, эффективная и реактивная, умеющая хорошо контролировать игру.  Даже без Роналду они сумели выиграть чемпионат, оправившись после трудного старта. Ну и особых слов заслуживают сборные Исландии и Уэльса. На собственном примере они показали, чего можно достичь благодаря слаженной работе и командному духу.