Филипп Вербер: «Санкции в отношении России не приносят пользу никому»

Филипп Вербер: «Санкции в отношении России не приносят пользу никому»
10 марта 2016 г
Президент Международной комиссии MEDEF Шампань-Арденны, советник Франции по внешнеэкономическим вопросам Филипп Вербер рассказал «БГ» об открытии российско-французской программы Executive MBA в Самаре и о том, почему нашим странам сегодня особенно важно объединяться.
- Филипп, у нас как-то не сложилось с французскими устрицами, сырами и «Мистралями». Вы уверены, что экспорт французского MBA на русскую почву удастся?

– Геополитические споры будут вестись всегда, но история любви, существующая между нашими странами, намного сильнее сиюминутных обстоятельств. Как и в любой истории любви, у нас могут наступать периоды охлаждения и недопонимания, но в конце концов мы будем вместе. И потом, эмбарго и санкции, конечно, могут воспрепятствовать проникновению через границу овощей и фруктов, но никогда они не смогут помешать взаимопроникновению знаний. А история лично моих отношений с Россией длится уже долгие годы, и никакие обострения политической ситуации на нее не влияют, я остаюсь выше этого.

– Судя по заголовкам французской прессы, все же не многие во Франции хотят, чтобы мы были вместе.

– Позвольте мне дать вам совет – не всегда стоит верить прессе. Я еще ни разу не сталкивался с проявлением ненависти к России и русским, скорее наоборот – живой искренний интерес. Если нам, французам, – а мы по своей натуре довольно критичны – сегодня и хочется кого-то критиковать, то в первую очередь собственное правительство. В стране назрела серьезная социальная напряженность, проблемы с безработицей...
А вот представители французского бизнес-сообщества, особенно предприятий, работающих на территории РФ, вроде Vinci и Alstom, открыто и ясно выражают свое недовольство правительственной политикой. Санкции в отношении России не приносят пользу никому, и прежде всего французскому бизнесу, вынужденному сворачивать свою деятельность и сокращать рабочие места в обеих странах. А хуже всего приходится малому и среднему бизнесу. Многие компании уже не смогут оправиться от удара и выйти на внешние рынки.

– Если на Западе MBA – чуть ли не обязательная ступень карьеры, то в России степень магистра делового администрирования остается неочевидной роскошью. В качестве требования в вакансиях она не указывается – опыт куда важнее, – а иногда может стать и минусом из-за высоких зарплатных ожиданий соискателя. MBA в России нужна по- настоящему?

– Я уверен, в контексте глобализации российская экономика не избежит западного пути развития. И однажды российский бизнес также усвоит идею того, что главная ценность любого предприятия – это люди. Бизнес как гребное судно – чем сильнее гребцы, тем быстрее оно движется вперед. Конечно, если вы вполне довольны своим местом или готовы потратить 20 лет на неспешную карьеру, MBA вам не понадобится, но человеку амбициозному, мечтающему расти быстро и эффективно, эта степень необходима.
Кроме того, далеко не всем специальностям обучают в России. Президент «АШАН Россия», к примеру, не раз в наших беседах отмечал острую нехватку квалифицированных кадров. Здесь отсутствует система подготовки специалистов в сфере закупок, поставок и сбыта. Сейчас АШАН финансирует обучение своих сотрудников. И я всячески поддерживаю идею полной или частичной оплаты такого обучения работодателем.

– За счет чего вы будете добиваться качества этого по сути дистанционного образования?

– Диплом Высшего коммерческого института Парижа (ISC Paris), на базе которого и запускается наша программа, можно получить тремя способами: пройдя обучение непосредственно в Париже; в составе двойного диплома (по итогам обучения в СГЭУ и на летних интенсивах во Франции), а также в рамках программы делокализованной MBA. Последнюю мы создали для руководителей, не готовых уезжать на учебу за границу, на базе Высшей школы международного бизнеса (СГЭУ). Лекции им будут читать российские и иностранные преподаватели. Качество образования обеспечит прежде всего преподавательский состав.
Во Франции строгая система отбора преподавателей. Диплома недостаточно, нужно доказательство квалификации. Столь же строго мы подходим к валидации портфолио и досье российских преподавателей. Кроме того, представители вуза и бизнес-сообществ сформируют ученый совет, который станет следить за поддержанием высокого уровня образования и его соответствием реалиям местного бизнеса. Ну и, конечно, желающие учиться у нас также будут строго отбираться. К слову, обучение по программе делокализованной МВА в Самаре обойдется раза в три дешевле, чем получение диплома в Париже.

– Французский диплом, полученный в России, может увеличить шанс найти работу на Западе?

– Непростой вопрос. Рынок труда во Франции достаточно специфичен. С одной стороны, как я уже говорил, у нас много безработных, с другой – руководители предприятий продолжают жаловаться на нехватку квалифицированных кадров. И где это подключение одного элемента рынка труда к другому, мы и сами пока не можем понять. Но я убежден, если человек умеет грамотно себя проявить, у него не будет проблем.
На днях, к примеру, новым генеральным директором косметической марки Clarins стал выпускник ISC, выходец из Северной Африки. В индустрии люкс, в той же «Галерее Лафайет», также занято немало наших русских выпускников. А одна девушка из Самары сейчас работает менеджером в магазине известного бренда Uniqlo в центре Парижа.
Студентам я всегда советую: активно заявляйте о себе, выходите на международный рынок труда, используйте знания, полученные на наших же курсах по маркетингу. Некоторые разошлют пару резюме и сидят на месте, ожидая манны небесной. Скажу вам честно: я очень надеюсь, что эту безопасность, которую якобы должен дать диплом, мы не почувствуем никогда. Рынок труда не должен быть слишком комфортным, иначе мы перестанем развиваться. А это против прогресса.

– А лично у вас, Филипп, какие дипломы? И какие из них вам более всего помогли?

– По образованию я – экономист, учился в университете Лилля. Диплом, который в жизни мне помог больше всего, пожалуй, водительские права (смеется). Я, конечно, шучу и хочу отметить, что преподавание экономических наук во Франции всегда велось на очень высоком уровне. Тот факт, что Нобелевским лауреатом по экономике в 2014 г. стал француз (кстати, мой земляк из Шампань- Арденн) – тому подтверждение.

– На конференции по случаю запуска программы вы угощали гостей французским шампанским. Как настоящий француз, предпочитаете этот хрестоматийный напиток в свободное от работы время?

– Я, скорее, поклонник хорошего вина. Еще очень люблю музыку. Играю на нескольких музыкальных инструментах, с друзьями у нас есть свой блюз-бенд. Раз в месяц мы устраиваем домашние концерты, на которые приглашаем жен. Также я азартный грибник, осенью в Шампань-Арденн приятно гулять по лесу. А следующим летом, похоже, меня ждет новый опыт. 70 наших студентов на 12 автомобилях и одном автобусе выедут с Елисейских полей, проедут 10 европейских городов, где есть наши университеты-партнеры, и спустя 4300 км и 10 дней прибудут в Самарскую область на Мастрюковские озера к старту молодежного форума «iВолга». Я постараюсь присоединиться к автопробегу в Москве. Как видите, большие планы.

 __________________________________________________________________________________
 
 Когда верстался номер​
__________________________________________________________________________


– Филипп, когда мы общались, не могли и подумать, что у вас на родине случится такая трагедия (теракты в Париже 13 ноября 2015 года - прим. ред.). Учитывая происходящее в мире, вам по-прежнему хочется расширять границы своей деятельности, притом не только на Запад, но и на Восток?

– Более чем когда бы то ни было! Не нужно давать террористам возможности думать, что мы боимся. Мы сражаемся против врага, у которого нет ни имени, ни Родины. Это проявление абсолютного зла, и на борьбу с ним необходимо бросить все силы, как когда-то было с нацизмом. Террористы борются не с нашими государствами, а с нашими идеями. Но им не отнять у нас то, что мы считаем самым дорогим, – нашу свободу.
И я надеюсь, что последние трагические события позволят нашим странам объединиться в международную коалицию для борьбы с экстремизмом. Конечно, я буду продолжать работу в России, привлекая еще больше французских предприятий на защиту идей партнерства, которые должны объединять Россию и Францию. И не остановлюсь на этом.
Сейчас мы также разворачиваем деятельность по сопровождению французских предприятий в Западной Африке, включая Мали, где у нас налажены доброжелательные отношения. В отеле, пережившем захват заложников, к слову, всегда останавливается соучредитель нашего агентства, и, поверьте, свои привычки она менять не намерена. Если будет необходимо, мы научимся жить в состоянии войны, но страху никогда нас не победить. 


Наталья Лукашкина 




 


Теги: Франция