Артур Лактюхин: «Что нам стоит стадион построить»

Артур Лактюхин: «Что нам стоит стадион построить»
8 августа 2016 г
Артур Лактюхин, гендиректор «Дирекции-2018» и главный ответственный за подготовку Самары к Чемпионату мира по футболу, рассказал «БГ» о священной войне, скелетах в шкафу ФИФА и силе мысли.

– Артур Владимирович, как дела, успеваем построиться в срок? Не отстаем от других городоворганизаторов ЧМ?


– А здесь нельзя сравнивать. Ну как мы можем соревноваться с сочинским «Фиштом» или питерской «Зенит-Ареной», когда сами только бетон заливаем. И потом, на данном этапе Самара имеет опосредованное отношение к стадиону. Заказчиком строительства является Министерство спорта РФ, исполнителем – «Спорт-Инжиниринг», подрядчиком – ПСО «Казань». Мы, конечно, контролируем процесс, координируем взаимодействие между всеми его участниками, но не более того. И, кстати, завершить строительство мы обязаны не к 2018 году, а к середине 2017-го – оргкомитету на подготовку стадиона нужен еще год. Но опыт работы в олимпийском оргкомитете Сочи научил меня действовать ровно в тех условиях, которые доступны на данный момент. Других вариантов, кроме как успеть, нет. 


– То есть к спорту вы имеете отношение всю жизнь?


– К спорту я имею очень мало отношения. Я управленец, организую процессы, позволяющие реализовать поставленные задачи. Сейчас мои задачи лежат в сфере спорта и организации массовых мероприятий, когда- то они касались рынка телекоммуникаций. Я работал во многих крупных компаниях вроде МТС и Стрим-ТВ. Занимался стартапами. Получал грамоты как один из самых эффективных менеджеров одной федеральной компании, пока не понял, что скоро стану самым эффективным ее менеджером. А когда наступает процесс «ловли блох», все эти увеличения доходов на 0,1%, мне становится скучно.


– Не так давно ваши объекты посетил генсек ФИФА Жером Вальке в компании с Виталием Мутко. Уровень подготовки Самары, если верить прессе, они оценили высоко. Все правда прошло так радужно?


– Что-то новое к официальным заявлениям, сделанным Жеромом Вальке, я вряд ли добавлю. А вот с Виталием Леонтьевичем мне уже приходилось работать. Видел его, скажем так, в разных рабочих си-туациях и в разном настроении и могу сказать, что Самарой он действительно остался доволен.


– Как относитесь к Мутко? Он, по-вашему, крутой?




– Мне сложно оценивать степень крутости Виталия Леонтьевича, но человек, долгое время успешно работающий на такой должности, наверняка отличается не только профессионализмом, но и сильным характером. Эта работа по зубам лишь единицам. А хорошо ли он выглядит со стороны, правильно ли говорит по-английски – это все бантики.


 Недавно в очередной раз урезали финансирование ЧМ-2018. Жить в связи с этим вам стало сложнее?


– Условия игры меняются, но не столько мы страдаем от сокращений, сколько СМИ ищут жареные факты на пустом месте. Бюджет – это живая, постоянно изменяющаяся вещь. Да, не построят у нас новую телевышку, а будут использовать старую, ну и что? В конце концов ни в одном требовании ФИФА новая телебашня не значится. Главное, чтобы транспорт работал исправно, лингвистическая среда соответствовала и стоки утекали куда надо.


– А отголоски скандалов в ФИФА доносятся до регионов России?


– Ой, не читайте вы советских газет на завтрак. На России это никак не отразилось. И уж, конечно, никуда ЧМ-2018 не перенесли бы. Для любознательных читателей поясню: у организаторов любых масштабных мероприятий, будь то Чемпионат мира по футболу, Олимпийские игры или Формула-1, одна банальная и простая цель – заработать денег. Из-за случившейся в прошлом году курсовой разницы затратная часть бизнес-проекта ФИФА под названием «ЧМ-2018» схлопнулась (их расчеты в России производятся в рублях), а долларовая стоимость билетов и телетрансляции осталась прежней. Представьте, насколько здесь у ребят, как говорят предприниматели, попер бизнес-кейс! Какой дурак станет сворачивать бизнес, затратная часть которого сократилась вдвое-втрое? И потом, рецессия в экономике глобальна. Если раньше в драку было 20-30 заявок от городов, желающих принять у себя ЧМ, то сейчас их набирается от силы семь. И в ФИФА понимают: отменят сегодня – им перестанут доверять завтра. Не будут они портить свой бренд. Конечно, об источниках этого скандала мы все догадываемся. Идет война народная, священная война. В неспокойной политической ситуации используются любые методы давления. Скелеты в шкафу есть у каждого, и если хорошенько потрясти, парочка обязательно выпадет. Вот у ФИФА и выпало.


– Но, согласитесь, работать вам приходится в особо трудное время.


– А простых времен не бывает. Нынешняя ситуация, конечно, сложная, но вполне понятная, рабочая. Я всегда говорю: нет проблем – не нужен менеджер, достаточно исполнителя. Если бы стояла задача за пять лет построить за Уралом 8 городов-миллионников – да, было бы сложновато. Нам же нужно всего лишь провести чемпионат, притом не в Украине или Белоруссии, а в России. Нагрузка на бюджет и правда серьезная, но при правильных подходах ее даже не заметят. Ну что такое построить городской стадион? Еще пару дорог починить, с десяток фасадов отремонтировать…


– Ну уж не прибедняйтесь.


– Послушайте, в Сочи построили новый город. Даже два! Переделали всю энергетику и водопровод, возвели новые электростанции, очистные сооружения, аэропорт. И я бы не сказал, что в это время вся страна, затянув пояса, ела одну картошку. А если уж с Олимпийскими играми справились, что нам стоит несколько стадионов построить и еще немного инфраструктурку подправить. Конечно, это взрослые затраты и деньги налогоплательщиков, но в масштабах страны это несмертельно вообще.


Во сколько оценивается строительство каждого стадиона? Какие-то цифры можете озвучить?


– Все цифры у нас озвучивают официальные лица, губернаторы и министры. Я же могу озвучить, что недавно мы обратились в правительство РФ с такой мыслью: Москве и Питеру хорошо, Сочи – замечательно, Казани повезло, а вот Самара ни разу не запрашивала федеральных денег на свое благоустройство, а проблемы у нас, что называется, налицо, помогите их нам, пожалуйста, решить. И вот буквально вчера первый вице-премьер Игорь Шувалов пообещал выделить региону деньги на реконструкцию и ремонт исторических памятников.


– Какие меры предпринимаете для борьбы с хищением бюджетных средств? В ближайшие годы на местах явно будет что распилить.


– Слушайте, ну это же не наша головная боль. У нас есть целое управление в администрации губернатора по борьбе с коррупцией, есть Счетная палата, прокуратура и полно других органов, которые с этим борются. Каждый занимается своими делами.


– Расскажите тогда, как в Сочи попали.


– По объявлению. В декабре 2010 года на Хедхантере увидел вакансию: оргкомитет Сочи-2014 объявляет набор на должность руководителя объекта. Послал резюме, меня пригласили, прошел отбор как в космос, неимоверное количество интервью, 200 человек на место, и стал руководителем объекта «Комплекс трамплинов «Русские горки». Когда впервые появился на объекте, там был котлован.


– Не страшно было впрягаться в эту стройку века?


– Я не в стройку впрягался, моя задача была скоординировать усилия сотен участников на моем объекте. И вообще, важно, как ты работаешь, когда тебе страшно. Немного, к примеру, я усомнился в своих компетенциях, когда был назначен руководителем проекта по гарантированному обеспечению снегом всех спортивных объектов горного кластера. На международных соревнованиях используется искусственный снег, он более равномерен и позволяет обеспечить одинаковые условия атлетам. Но ничего, нашли экспертов, протоптали все склоны сверху донизу, провели множество подготовительных мероприятий, набили шишек в тестовом сезоне 2012-2013, и в итоге Игры в Сочи прошли на снегу, и он был гарантирован в любом случае. Ошибок Ванкувера мы бы не повторили.


– А в Самаре сможете на 100% застраховаться от форс-мажоров? Своего нераскрытого кольца здесь не случится?


– Я научился работать и с непрогнозируемыми рисками. Один из главных принципов – не иметь одного ресурса. Если у тебя есть уникальная вещь, ее должно быть две. А нераскрывшееся кольцо, кстати, – та потрясающая случайность, которую стоило бы придумать. Это же настоящий бренд. Вот смотрите, абсолютно узнаваемая вещь (показывает на безымянном пальце левой руки кольцо в виде пяти олимпийских колец, одно из которых не раскрыто. – Прим. ред.)


– У вас тут и камень красивый в виде звездочки.


– Мы можем сколько угодно рисовать пять олимпийских колец, но стоит показать четыре кольца и нераскрывшуюся звездочку, и сразу понятно – речь о России, о Сочи-2014.


– Что будет с наследием Чемпионата после 2018 года? В том же Сочи, говорят, многие объекты пустуют.


– В Сочи я был месяц назад, и, поверьте, жизнь там бурлит. Весь берег от Лазаревского до грани- цы с Абхазией забит людьми как сельдями в бочке, все объекты нагружены. Тот же комплекс трамплинов работает в мульти-сезонном режиме: на снегу и на искусственном покрытии. Что до Самары, то, как я не устаю повторять на совещаниях с чиновниками, сейчас ей дается шанс. Мы можем пойти по пути Барселоны, бывшей до Олимпийских игр заштатной деревенькой, а после превратившейся в один из мировых мегаполисов. Но можем последовать и примеру Лиллехаммера, сохранившего после Игр свой, скажем так, традиционный уклад. Все зависит от нас. Меня смешит, как бизнес сейчас забегал с одним и тем же вопросом: «Когда же начнут мешками раздавать деньги к Чемпионату? Как нам встать на пути этого золотого потока?». Давайте мы будем обучать английскому, делать сувенирное мыло, печь пирожки…


– А вам что, жалко, что ли? Почему бы не подтянуть людей и не помочь им заработать?


– Мы все должны подтягиваться, подтягивать себя! Ваши продавцы на английском-то разговаривают? Нет. Англоязычный сайт у вас есть? Тоже нет. А что есть? Дикое желание халявы? Государство дает шанс, но заработать вы сможете, только если сами станете профессиональнее, лучше. Не изменившись, не изменишь мир.


– Виталий Леонтьевич Мутко как-то отметил, что, вопреки скромным успехам России в футболе, мы все равно будем надеяться на чудо и «как жахнем всех в 2018 году»! Вы в это чудо верите?


– Я как специалист по организации крупномасштабных чудес, знаю, что любой экспромт должен быть хорошо подготовлен. Если говорить об организации, ярком празднике, самых красивых самарских девушках, Волге, Жигулях, жемчужине Чемпионата – жахнем. Без сомнений. Достойно выступят, уверен, и другие города. А вот жахнут ли наши футболисты, зависит, во-первых, от них самих и их тренеров, а во-вторых, от ментальной поддержки народа. Чем больше людей желает чего-то, тем выше вероятность того, что это что-то произойдет. На Олимпийских играх это сработало. А как иначе объяснить те высокие результаты, которых не было ни до, ни после? Только представьте, какие внутренние резервы могут открыться в человеке, если не обзывать его кривоногим, не умеющим играть в футбол неудачником. А уж если его поддержат 140 миллионов... Одним словом, давайте вместе верить, что все-таки жахнем.



Теги: Футбол, Сочи