«Вся жизнь хаски – это бег»

«Вся жизнь хаски – это бег»
11 марта 2016 г
В свободное от подписания рекламных контрактов время наша отважная директор по рекламе Диана Чубаркина отправляется в захватывающие путешествия по всему миру. В этом номере она делится историей своего покорения Самарской Луки на собачьих упряжках.

Экспедиция на собачьих упряжках Volga Quest стала, пожалуй, одним из самых увлекательных приключений в моей жизни. Хорошо помню, как впервые шагнула на территорию базы и увидела это невероятное количество (70!) собак. Было начало февраля. Тишина абсолютная. Слышно, как снег хрустит под ногами.


Наставник, смерив меня взглядом, констатировал, что и четырех собак я вряд ли удержу, что уж говорить о шести! И тем не менее в первый же день меня поставили на упряжку.


Мои псы: Коврик, Юкон, Воин, Ася, Мотя и Елка — настоящая команда, семья со своими правилами и устоявшейся иерархией.


Я внимательно слушаю, как правильно одевать шлейки, как важно, чтобы они были сухими, что такое якорь, где тормоза у упряжки и как важно бывает на них попрыгать, если собаки входят в раж. А в раж они входят с пол-оборота. Вся жизнь хаски — это бег. Безудержный, абсолютно свободный, дикий и полный счастья. Хорошая упряжка без труда сорвет с места сани со стокилограммовым ездоком и скарбом.




Когда наблюдаешь за стаей, без труда можно понять, кто есть кто. Вожак, а точнее лидер (вожаком в стае на самом деле является каюр) всегда спокоен и уверен в себе, он не поднимает беспричинного лая. Сила этого зверя чувствуется на расстоянии. Подчинить хорошего лидера человеку со стороны невозможно, с ним нужно уметь договариваться и дружить.


Когда впервые встаешь в сани, собаки срывают тебя с места и бороться с ними бесполезно. Можно только отдаться этому порыву и выбирать направление полета. Я со своей упряжкой договорилась далеко не сразу. Собаки проверяют каюра на прочность, и очень важно проявить выдержку. Хотя традиционный русский мат тоже неплохо работает. Пожалуй, это была самая странная рекомендация от моего наставника Дмитрия. Он сказал мне: «Если собаки понесут тебя на «целину», ругайся на них матом! Они прекрасно его понимают и обязательно послушаются». Смысл в том, что сила, эмоции, которые вкладываешь в посыл, должны быть просто колоссальными, ибо остановить несущуюся упряжку практически невозможно.


Мы стартуем в безветренный, солнечный день. Нам предстоит преодолеть всего 15 км. Первая проба пера... Они пролетают как мгновение, даже несмотря на то, что наш «кортеж» постоянно останавливался. Всем участникам экспедиции нужно сработаться со своими собаками.




Вечером, когда стая размещается на ночлег, каюр должен в первую очередь позаботиться о собаках — еда, питье, ночлег — и только потом о себе. Неважно, насколько вы устали, позаботьтесь о своей стае, а потом можете спокойно умереть в сторонке.


Наш второй день. Очень холодный. Минус 25! Нам предстоит пройти 70 километров по волжскому льду. На пятом часу пути мне удалось понять своих собак и дать им наконец то, чего они от меня ждали. Я перестала путать право и лево и вовремя направляла свою упряжку именно туда, куда нужно. Впервые стресс сменился ощущением чистого счастья. Волга. Звенящая тишина. Наедине с собой. Нет сотового и компьютера, нет людей. Мерный ход упряжки, только бубенчиков не хватает.


Под вечер я умудрилась вывихнуть ногу, а мои псы сбили себе лапы. Часть предусмотренных для этого случая «носочков» была бесследно утеряна, и Коврик продолжил путь в моей варежке. Это нас очень сплотило.


Ночь. Собаки накормлены. Ужин приготовлен. Песни у костра спеты. Коньяк выпит. Победы отмечены. Поражения забыты и пережиты. Нам предстоит ночевка у печки в домике лесника. Я настолько вымотана, что не помню, как уснула и что мне снилось. Кто-то заботливо поставил мои сапоги ближе к печке. Очередной день был тихим и ровным. Мы прибыли в деревню, чтобы заночевать в мужском монастыре в Винновке. Я кормлю своих собак. И каждому воздается по заслугам. Бежал хорошо — получишь знатную порцию ужина. Халявил — сам понимаешь, кормим вполовину. Хаски, всегда очень дружелюбные к своему каюру, в принципе не способные укусить человека, между собой многие вопросы решают достаточно жестко. Приходилось постоянно их караулить и растаскивать по углам, выполняя роль рефери. Быть главным — значит уметь решать все вопросы.




День четвертый. Легкий и приятный переход через густые леса Жигулевского заповедника к удивительному и мистическому месту — Каменной чаше. Фотоаппарат дает сбои. Течение времени необъяснимо меняется, часы превращаются в минуты, секунды — в часы. Собаки идут легко и ровно. Погода роскошная. Солнце и снег.


Этим вечером размещаем упряжки в загоне для лошадей. Я ночую в машине сопровождения, испугавшись 30-градусного мороза и отклонив заманчивое предложение переночевать в спальнике в палатке. Всему свое время. Проснулась рано. Мое дежурство — нужно готовить завтрак на костре. Просыпаться утром и понимать, что огонь еще не разведен — от этого холодно вдвойне. День мы проводим в Ширяево. Собакам надо отдохнуть, да и людям тоже. Прошло меньше недели, но ощущение будто минул месяц. Непривычно быть в деревне, заходить в магазин и покупать шоколадку. Деньги... Мы от них так отвыкли. В Ширяевском музее нас встречают самоваром и пирогами и смотрят на нас как на покорителей Арктики. Мы узнали, что самая дорогая картина в деревенском музее стоит 70 тыс. рублей, а Степан Разин был интереснейшим человеком.


Утро шестого дня. Словно цыганский табор, в спешке мы собираем вещи, чтобы отправиться в путь. Я меняю упряжку. Уголек, Валдай, Арни, Нюша, Север... В мою упряжку запрягли ветер! Мы летим с невероятной скоростью. Чистый восторг. Один из самых незабываемых дней моей жизни.


К месту ночевки мы пришли первыми. Ночевать предстоит в палатке.


Костер, вкуснейший ужин и песни «про Мишек»... Ночь незаметно и тихо опустилась на заснеженные поля мягким пологом, укрыв все сомнения, тревоги и печали. Отбросив все лишнее.


Бежать назад быстрее и проще. Всего за семь дней становишься настоящим виртуозом упряжки. Без труда набираешь и сбавляешь скорость, корректируешь ход собак вплоть до нескольких сантиметров.


Мы добрались до нашего предпоследнего финиша. Домики. Баня. Можно помыть голову. Можно спать без шапки. Невероятно! Я беру на себя приготовление ужина. Загадочного финского блюда под названием Каллалатик. Невероятное количество картошки, лука и мяса, рассчитанное на десятерых мужчин. Огромный котел и ощущение приятной гордости за кулинарные победы.


Последняя ночь экспедиции, удивительная и долгая. А наутро наш последний старт. Запрягаемся и уже привычным маршрутом, через деревню, направляемся к дому. Собаки волнуются. Второй день в пути случаются неприятности. Рвутся шлейки, ломаются сани, но реагируешь на это уже спокойно и просто. Последние 15 километров из 310, пройденных нами за эту неделю. Сани стали самым привычным инструментом. Стая — маленькой семьей. Собаки — родными. Мир стал иным.


Чувство того, что я наконец поняла и почувствовала что-то, что не могла понять до сих пор, не покидает. Каждый вынес отсюда то, что, скорее всего, пронесет через всю жизнь.


Вот такие мысли длиной в последние 15 километров. Знакомые ворота. Финиш. Я распрягаю свою упряжку.



Теги: Самарская Лука, Хаски, Путешествие