«В нашей профессии не стареют»

«В нашей профессии не стареют»
6 февраля 2017 г
Зачем в школе психолог, куда приводит ЕГЭ и сколько денег учителю нужно для счастья, в интервью «БГ» рассказала директор самарской школы № 102 Елена Елизарова.
– Елена Николаевна, в России уже 15 лет сдают ЕГЭ, можно делать выводы. Удался ли этот эксперимент с точки зрения педагогов? И хватает ли у современной школы ресурсов для подготовки школьников к единому госэкзамену? Похоже, для выпускников ЕГЭ по-прежнему большой стресс.

– Как проект ЕГЭ давно завершен, вносятся лишь небольшие изменения, диктуемые временем. Лично мне этот формат итоговой аттестации  нравится, потому что ЕГЭ – это понятный и достаточно объективный стандарт. Где бы и как бы вы ни учились, вы должны прийти к единому результату, к базовому набору знаний. Да, всегда были сильные и слабые дети, но если ребенок не менял своей траектории, если в начале 10-го класса он осознанно выбрал, скажем, предметы технической  направленности, сконцентрировался на математике и физике, подкрепив их информатикой, то спустя два года он  будет хорошо подготовлен к ЕГЭ, даже без помощи репетиторов. 

Проблема, однако, в том, что в 14-15 лет, когда наступает время определяться с индивидуальной образовательной траекторией (сегодня такая возможность существует уже во многих школах), этот выбор ребята часто делают неосознанно и потом начинают метаться.   

Подготовку к ЕГЭ также мог бы облегчить переход к минимальному набору учебников. Сегодня каждая школа выбирает собственный учебно-методический комплект из списка рекомендованных, в результате чего знания учеников разных школ могут сильно различаться, а если ребенок еще и переходит из одной школы в другую, в его образовании могут возникать пробелы.

Нам повезло, что наша школа стала городской проектной площадкой по апробации региональной модели сопровождения профессионального самоопределения обучающихся, программы, направленной на то, чтобы помочь ребенку самостоятельно сделать выбор будущей профессии. Не под давлением родителей или сиюминутных желаний, а исходя из собственных талантов, из экономической ситуации региона и страны. 

– Введение электронной записи в первые классы тяжело далось многим родителям. Кто-то попросту не успел вовремя «нажать на кнопку», и ребенка, целый год ходившего на подготовительные занятия в одну школу, пришлось экстренно определять в другую…  

– Да, я слышала об этой проблеме. С одной стороны, введение электронной записи – это позитивное изменение, потому что, опять же, стандартизирует процесс. С другой, не всегда результаты этого процесса справедливы. Поскольку образование в нашей стране бесплатное и общедоступное, мест в школах хватит всем, вопрос – где именно. К примеру, в свою школу мы обязаны взять всех, живущих в нашем районе. Но как только мы наберем 4 класса по 25 человек, будем вынуждены отказывать последующим обратившимся. Думаю, разрешить эту проблему могло бы введение дополнительного собеседования с педагогом или с психологом, особенно в тех учебных заведениях, спрос на которые высок.  Согласитесь, это оправданно хотя бы потому, что для учеников, которые не потянут более сложную программу, последующий переход в другую школу будет психологически очень болезненным.

– В последнее время в связи с рядом трагических случаев, произошедших с подростками, горячо обсуждается вопрос важности психологической работы в школе. Но может ли школьный психолог оказать реальную помощь подростку, ведь и хорошее, и плохое ребенок приносит из семьи? 

– Да, ребенок приходит из семьи, но задача школы в том и состоит, чтобы увидеть его проблему и помочь с ней справиться, подключив внутренние и внешние ресурсы. Школьный психолог помогает разрешить множество вопросов: от конфликтов до той же профориентации. Я не раз видела, как именно психолог помогал разбираться в непростых ситуациях, скажем, между учителем и детьми. 
Непосредственно в нашей школе психолог ведет серьезную диагностическую работу, большое внимание она уделяет как коллективной работе, так и индивидуальной. Каждый ребенок может всегда прийти и пообщаться с психологом с глазу на глаз. Очень важно, что психолог ведет карты детей, по которым можно проследить траекторию их развития. Родители могут получить эту карту только по запросу, я – как директор – тоже могу ее запросить, но лишь частично, потому что психолог не имеет права раскрывать всю информацию. 
Еще, как мне кажется, школам не хватает социальных психологов. Дети приходят из разных семей, в том числе из не самых благополучных. Они требуют к себе особого внимания, и это более сложная работа, которой также нужно заниматься.  

– Как по-вашему, нужна ли сегодня школьная форма? 

– Однозначно, да. Во-первых, введение формы минимизирует затраты родителей. Мы же понимаем, что школа – это соревновательная среда. У Маши появилось, значит, у Лизы тоже обязательно должно быть, а финансовые возможности у родителей разные. Во-вторых, форма должна сообщать о принадлежности ученика к определенному образовательному учреждению, возможно, на уровне символической нашивки или галстука. Вместе с тем, я убеждена, что школьная форма должна быть минималистичной, удобной и функциональной. Порой собственную форму пытаются ввести даже в каждом классе, но это лишь головная боль для родителей. Мы стараемся уйти от этого. Думаю, школьной формы по принципу «белый верх – темный низ» более чем достаточно. 

– Министр  образования и науки РФ Ольга Васильева пообещала жестко работать с регионами, где уровень учительских зарплат низок, поскольку профессия учителя должна быть «не только престижной с точки зрения морали, но и материально». Также она обозначала среднюю зарплату российского учителя в 36 тыс. рублей. Соответствует ли это действительности в нашем регионе?

– Конечно, школа не может конкурировать с зарплатами в банковском или нефтегазовом секторе, но могу сказать, что со стороны государства сегодня действительно делается немало для  улучшения положения педагогов. Скажем, в первые полгода работы учителя не получают стимулирующие выплаты, но в Самарской области молодые педагоги получают специальную доплату. Постоянно премируются и учителя, побеждающие в конкурсах, и те, чьи ученики выигрывают предметные олимпиады. Средняя заработная плата в нашей школе – 30 тысяч. 

Да, привлекать молодые кадры в школу по-прежнему непросто. Проблема еще и в том, что не все готовы брать на себя такую ответственность. К тому же результат в профессии учителя пролонгирован в отличие от, скажем, медицины, где он виден сразу. Но мы стараемся. На днях ко мне на собеседование приходила девушка, которая в этом году заканчивает университет. Работаем на перспективу… Честно говоря, я думаю, учителем вообще может быть не каждый, им нужно родиться.  

– А вы сами сейчас преподаете?  

– Конечно. У меня три образования: два «управленческих» плюс по первому я учитель биологии. Преподавать мне очень нравится. Я с детства мечтала стать учителем. Мне кажется, это самая потрясающая профессия в мире. В школе особая атмосфера, дети, чьи увлечения и интересы меняются стремительно, создают здесь особую информационную среду. В этой профессии не стареешь. Я уверена, директору необходимо преподавать, чтобы всегда оставаться в теме.   

– Дети теперь стали другими?

– Я бы не сказала, что дети меняются, меняются семьи и условия воспитания. В нулевые, после распада СССР, дети были нацелены на выживание, потому что выживали их семьи. Сейчас же я вижу не сплошную серую массу, а  личностей. Даже если ребенок не очень силен в науке, он будет успешен в спорте или в общественной работе. А школа дает для этого много возможностей. 

Да, наверное, кому-то проще сидеть на лавочке и ругать современную молодежь, но я не соглашусь. Не зря позиция учителя сегодня меняется, мы уходим от давно устаревшего репродуктивного образования и становимся на позицию тьютора – наставника, друга и советчика для каждого ученика. Конечно, не стоит доводить ситуацию до абсурда и давать детям полную свободу. Чаще она походит на неограниченную волю и особенно опасна в раннем возрасте, когда дети не способны из многих точек зрения выбрать верную. Но предлагать им делать выбор в определенных рамках – совершенно правильно. Погрузитесь в общение с детьми, будьте с ними на равных, и вы увидите, какие они талантливые.
 
Текст: Елена Сергеева