«Только на сцене мы настоящие»

«Только на сцене мы настоящие»
16 сентября 2015 г
Как актерская профессия из мечты становится реальностью? Об этом мы беседуем с Еленой Лазаревой — заслуженной артисткой РФ, ведущей актрисой самарской Драмы, режиссером и педагогом.
— Елена Александровна, сейчас в Самаре сразу два учебных заведения — институт культуры и академия Наяновой — ведут подготовку актеров. Неужели в наше прагматичное время молодые люди мечтают стать актерами?
— Мечтают. Но они тоже подходят к этому вполне прагматично: большая часть наших выпускников мечтает поехать работать исключительно в Москву или Санкт-Петербург, устроиться в известный театр и, конечно же, активно сниматься в сериалах. Здесь остаются немногие. Выпускник столичного театрального вуза ехать в провинцию тем более не жаждет. А труппа любого театра, в том числе нашего, нуждается в обновлении, в молодых актерах. Так что готовим кадры своими руками. Кроме того, любому режиссеру важно иметь в театре «своих» актеров. «Своих» в том смысле, что актеры понимают его с полуслова и исповедуют его эстетическую программу.

— Учиться поступает в основном местная молодежь?
— В мастерскую художественного руководителя нашего театра В.А. Гвоздкова мы отбираем ребят со всей России. Например, в первом наборе (на базе театра и СПбГАТИ) учились студенты как из Самары и Самарской области, так и из Санкт-Петербурга, Павлодара, даже из Латвии. Во втором и третьем (на базе академии Наяновой) помимо самарцев — ребята из Санкт-Петербурга, Ижевска, Нижнего Новгорода, Кирова, Одессы, Томска.

— Обучение платное?
— В институте культуры, как в любом государственном вузе, есть и бюджетные, и платные места. А вот все те, кого мы принимаем на актерский курс Гвоздкова, учатся совершенно бесплатно. Это принципиальная позиция мастера.

— Обидно, когда талантливому абитуриенту не хватает пресловутых баллов ЕГЭ?
— Безумно обидно. Я глубоко убеждена в том, что для поступления на актерские факультеты абсолютным приоритетом должен быть результат творческого экзамена.

— Вы давно занимаетесь преподавательской работой. Чем отличается нынешний студент актерского факультета от студентов, скажем, вашего поколения?
— Читают мало, не знают ни культовых фильмов, ни спектаклей, ни режиссеров, ни актеров. Значит ли это, что они хуже нас, что они менее талантливы? Отнюдь. Просто приоритеты сейчас другие, и дети другие. А потому мы должны учить их не только профессии, но и формировать их сознание, их личность.

— То же, наверное, можно сказать и о молодом зрителе? Как в связи с этим меняется репертуар?
— Театр должен растить актеров и зрителей до понимания соответствующего драматургического материала, а не опускать планку на уровень их сегодняшнего восприятия. Конечно, у нас есть чисто развлекательные спектакли, которые кормят театр, но все равно нашей визитной карточкой являются спектакли, требующие серьезного осмысления: «О мышах и людях», «Дон Жуан», «Варвары», «Завтра была война», «Яма», «Две любви Антона Чехова». Например, над спектаклем «Завтра была война», в котором вместе с актерами играют наши студенты, работа шла целый год. За это время ребята посмотрели множество хороших фильмов, открыли для себя целый пласт литературы. Но зато теперь для меня самый большой комплимент, когда зрители говорят: «Не может быть, чтобы ТАК играть могли студенты-второкурсники».

— Что эффективнее при работе с будущими актерами — похвала или критика?
— Любой актер — и начинающий, и опытный — всегда растет только на успехе. В него нужно верить и его нужно уважать. Уважение рождает достоинство. При нашей зависимой профессии сохранить чувство собственного достоинства крайне важно, потому что в противном случае актеру не с чем будет выходить на сцену. Как это ни парадоксально, но именно на сцене мы такие, какие есть. Настоящие.

— Часто ли студенты уходят, разочаровавшись в выбранной специальности?
— Такое случается. Кстати, решиться на отчисление студента непросто, потому что всегда остается надежда, что он раскроется. Но если человек сам приходит к выводу, что актерская профессия — это не его, мы никогда не уговариваем и не переубеждаем.

— Насколько сложен и важен для актера опыт работы с приглашенным режиссером?
— Это крайне полезный опыт для любого актера. Например, мы уже давно приглашаем итальянского режиссера Паоло Ланди. И если русская театральная школа очень психологическая, то у итальянцев сильны традиции комедии дель-арте. Разве не здорово попробовать существовать на сцене в иной системе координат? Очень часто новый режиссер подталкивает актера к неожиданным экспериментам и открывает в нем новые грани и новые возможности.

— А насколько для актера важны гастроли, возможность показать свою работу «свежему» зрителю, возможно, даже зарубежному?
— Очень важны. И мы используем для этого любую возможность. Театр участвует во многих фестивалях, которые в постсоветские годы стали своеобразной заменой гастролей. Случаются обменные гастроли с театрами других городов: мы к ним везем свои спектакли, а они в это время играют у нас. Получается выезжать и за границу. Мы были на гастролях в Израиле, в Австрии, Венгрии, Болгарии, Франции, Италии. Есть планы и на будущее.

— Любой ли актер может (и хочет) со временем стать режиссером и педагогом?
— Далеко не каждый актер и может, и хочет заниматься как режиссурой, так и педагогикой. И то и другое требует, во-первых, призвания, а во-вторых, специальных профессиональных качеств. Я не режиссер, а педагог-режиссер, который работает с молодыми актерами и со студентами. Мне это интересно. Я абсолютно солидарна с Петром Наумовичем Фоменко, который сказал так: «Только когда я начал заниматься педагогикой, я что-то понял в нашей профессии». При этом могу сказать честно: несмотря на то, что я работаю и преподавателем, и режиссером-педагогом, прежде всего я актриса, «голодная» до хороших ролей, которая верит, что весь свой потенциал еще не исчерпала.

— Вы сказали о том, что молодые актеры рвутся в столичные театры. Чем столичный театр отличается от провинциального?
— Очень многие провинциальные театры работают на высочайшем уровне. И наоборот, многие столичные театры, актеры которых излишне увлекаются съемками в сериалах, демонстрируют провинциальный уровень спектаклей. Важно понятие не «академический театр», а «академическое образование». Если актеры владеют школой, значит, и театр будет на достойном уровне.

Алла Стефанская