«ЭТО БЫЛ БЕСЦЕННЫЙ ЖИЗНЕННЫЙ ОПЫТ…»

«ЭТО БЫЛ БЕСЦЕННЫЙ ЖИЗНЕННЫЙ ОПЫТ…»
15 апреля 2015 г
Тун СЮЙДУН
государственный чиновник, один из руководителей аэрокосмической отрасли КНР
20 лет назад в Самарском государственном аэрокосмическом университете был создан Центр обучения иностранных студентов. И первыми на стажировку в СГАУ приехали китайские инженеры аэрокосмического профиля, в числе которых был Тун Сюйдун. В настоящее время господин Тун — крупный государственный чиновник, один из руководителей аэрокосмической отрасли КНР. Своими воспоминаниями и размышлениями он поделился с нами
— Господин Тун, как долго вы жили в России?
— В течение полутора лет — с августа 1993 года по декабрь 1994 года. Я и десять моих коллег, тогда еще достаточно молодых инженеров China Aerospace, проходили обучение в Самарском государственном аэрокосмическом университете.
 
— Какова была главная цель вашего обучения?
— Профессиональная стажировка у российских специалистов.
 
— Насколько поставленная цель была достигнута? Вы были удовлетворены результатами стажировки?
— Могу честно сказать, что результат обучения не совсем оправдал наши ожидания. Причин тому несколько, но главная, на мой взгляд, заключается в следующем. Отправляясь в Россию, мы не учли, что для полноценного общения на профессиональные темы с иностранными коллегами требуется не просто хороший, а очень высокий уровень языковой подготовки. А для того чтобы овладеть русским языком на таком уровне, требуется время, и немалое. Разумеется, краткосрочной начальной подготовки, которую мы предварительно прошли в Китае, для этого хватить не могло по определению. В итоге большая часть нашего пребывания в Центре обучения иностранных студентов в СГАУ свелась к интенсивным занятиям русским языком. Встречи и общение со специалистами технического профиля происходили только в последние полгода. И они, к сожалению, носили больше эпизодический, нежели систематический и целенаправленный характер.
 
— Видимо, не в последнюю очередь именно поэтому стажировки китайских специалистов в СГАУ не получили активного продолжения.
— Возможно. Но это уже больше вопрос к организаторам стажировок.
 
— Кстати, русский язык, который вы выучили в Самаре, пригодился впоследствии?
— Примерно в течение 10 лет после того, как я вернулся домой, у меня сохранялось хорошее знание русского языка. Сейчас, конечно, я многое забыл. Но могу сказать, что во время моих визитов в Россию и Белоруссию я не только возглавлял китайские делегации, но и часто выступал в роли переводчика. Вполне успешно, как мне кажется.
 
— Насколько престижным является в Китае наличие диплома зарубежного вуза? Способствует ли это получению хорошего места работы?
— На этот вопрос трудно ответить однозначно. Если говорить, например, об инженерах, то важнее, пожалуй, не город или страна, где человек учился, а конкретный вуз, который он окончил. И индивидуальный профессиональный уровень специалиста. Это всегда самое важное.
 
— Готовы ли китайские семьи вкладывать деньги в обучение своего ребенка за границей? Насколько финансово доступно для средней китайской семьи отправить ребенка учиться в зарубежный университет?
— Обучение ребенка за границей — для обычной китайской семьи удовольствие достаточно дорогое. И тем не менее таких семей с каждым годом становится больше. Я вижу две причины роста интереса к получению образования за рубежом. Первая причина — если ребенок очень способный, родители стремятся обеспечить ему максимально качественное образование, выбирая для этого самые авторитетные и престижные вузы. Вторая — зачисление в китайские вузы всегда сопряжено со сдачей вступительных экзаменов. В некоторые же зарубежные университеты и колледжи берут и без экзаменов. И многие такой возможностью пользуются.
 
— А вы своего сына планируете отправить учиться за границу?
— Да. Сейчас он учится на первом курсе одного из китайских вузов. Но в будущем, я надеюсь, продолжит обучение за границей. Правда, вряд ли это будет Россия, потому что русского языка он совсем не знает. А чтобы его выучить, нужно много времени и усилий. Знаю по себе!
 
— А в Китае российские специалисты востребованы? Если, например, говорить об инженерах…
— Да. Сейчас китайские компании очень заинтересованы в молодых специалистах из России, поскольку высшее образование технического профиля в вашей стране традиционно находится на очень высоком уровне. Но, к сожалению, специалистов из России в Китае пока не так много.
 
— Что было самым трудным в период вашей жизни в России?
— Разлука с семьей, с друзьями. Если говорить о нашей группе, то у большинства моих коллег на тот момент были маленькие дети. Все грустили о том, что целых полтора года не будут видеть, как подрастают малыши. И нашим женам, конечно, приходилось непросто: на их плечи легли и работа, и домашние хлопоты, и воспитание детей.
 
— Нужно ли человеку, которому предстоит в течение длительного времени жить далеко за пределами своей страны, как-то психологически к этому подготовиться?
— Обязательно. Нужно, еще находясь дома, постараться получить как можно больше информации о стране, в которую предстоит ехать работать или учиться. Нужно интересоваться культурными традициями этой страны. Я, например, еще в Китае много читал о России, в том числе произведения русской литературы (в переводе, конечно).
 
— Считаете ли вы свой опыт жизни в России полезным?
— А как же! Например, именно здесь я научился готовить себе пищу! Если же говорить серьезно, то период жизни, который я провел в России, я считаю одним из самых насыщенных и интересных. Это был бесценный жизненный опыт.
 
— Если бы можно было вернуться в прошлое, согласились бы приехать в Россию, в Самару?
— Однозначно да. Не раздумывая. 
 
ОТ РЕДАКЦИИ
Алла СТЕФАНСКАЯ

Даже не верится, что прошло уже целых 20 лет. Тогда это были мои первые иностранные студенты, которых я, вчерашняя выпускница филфака госуниверситета, обучала русскому языку в стенах Самарского государственного аэрокосмического университета. А студенты (кстати, все они оказались намного старше своего преподавателя!) постоянно учили меня. Терпению, открытости, толерантности, умению принимать иную культуру, иные традиции, иной менталитет. А еще пониманию того, что «чужой» вовсе не значит «плохой»… И таких уроков в последующие годы, честно скажу, мне преподали немало.
С тех пор для меня многие страны ассоциируются прежде всего с конкретными людьми, с которыми меня когда-то свела работа (а может, судьба?). Уверена, что и для большинства «моих» иностранцев оценка России складывается не только на основе новостей СМИ, выступлений экспертов и политиков, но и на основе личных воспоминаний. О наших занятиях, о многочасовых разговорах «за жизнь», о наших спорах, о наших прогулках и поездках… Знаете, уверенность в том, что в разных странах, разных концах света — в Китае, в Германии, в США, в Японии, в Англии, в Турции — у тебя есть друзья, которые останутся таковыми, что бы ни происходило в нашем сумасшедшем мире, на самом деле очень помогает жить. Наверное, это и есть самый главный результат сотрудничества, которое называется МЕЖДУНАРОДНЫМ

Беседовала Алла Стефанская


Теги: Вуз, Китай, Персона, Карьера