«Дагестан должен превратиться в нечто среднее между Швейцарией и Ливаном»

«Дагестан должен превратиться в нечто среднее между Швейцарией и Ливаном»
27 июня 2016 г
Прежде чем стать советником Главы Республики Дагестан, Деньга Халидов строил вполне успешную карьеру в Москве, однако как только Рамазан Абдулатипов позвал его менять жизнь в родной республике к лучшему, согласился на предложение, не раздумывая. О Дагестане и будущем этого горного края советник рассказал в интервью «БГ».

Деньга Шахрудинович, давайте начнем сразу с экономических вопросов. Насколько благоприятным является инвестиционный климат республики? Безопасно ли сегодня инвестировать в Дагестан?


– Да, безусловно. Положительная динамика очевидна. По показателям «Эффективность управления» и «Исполнение инвестиционного стандарта» Дагестан вошел в первую двадцатку регионов РФ. Конечно, сдвиги эти еще не настолько серьезны, чтобы крупные инвесторы начали конкурировать в Дагестане за «место под солнцем», но все же инвесторы стали приходить. В рамках поручения правительственной комиссии я занимался одним подобным проектом – созданием крупного производственно-логистического центра в Дербентском районе на основе бизнес-проекта двух братьев, выходцев из Южного Дагестана, которые уже успешно реализовали его в Московской и Тульской областях. Правительство республики оказывает им всяческую поддержку, но на местах мы по-прежнему сталкиваемся с правовыми и человеческими проблемами. Если удастся их преодолеть, получим десятки аналогичных инициатив. Важно, чтобы инвесторы видели: вкладывать в Дагестан выгодно и безопасно, а местная администрация окажет им всестороннюю поддержку. В конце концов, кто рискует первым, тот и снимает сливки.


– Долгое время Дагестан оставался проблемным регионом, в чем же, по-вашему, причина происходящих сейчас перемен?


– В политической воле главы республики, в поддержке федерального центра и в налаживании работы правоохранительной системы. Я не утверждаю, что теперь у нас все совершенно гладко. Еще есть нерешенные проблемы, но это уже обычная российская практика. Общая политическая установка сегодня – холить и лелеять каждого инвестора. И тот чиновник или глава района, кто отступает от этого принципа, рискует навлечь на себя большие неприятности. Могу сказать, что при выявлении коррупционных схем глава республики снимает нечистого на руку чиновника с занимаемой должности немедленно. Конечно, за три года, что Рамазан Абдулатипов возглавляет республику, ситуация изменилась качественно в лучшую сторону. Многие к этим изменениям уже привыкли, стали воспринимать их как должное, а кое-кто и кое- где даже начал забывать, в каких условиях нам приходилось жить совсем недавно. Невозможно было выстроить бизнес без ущерба для репутации и личных доходов, существовали угроза терроризма, засилье местной олигархической публики. Но теперь все это в прошлом. Нет прежних угроз и бандитизма, нет помех для развития. Остались, правда, системные факторы федерального происхождения (кредитная и фискальная политика), отрицательно влияющие на бизнес, но они вне компетенции республиканских властей.


– Какие задачи Вы ставите перед собой сегодня? Какой, на Ваш взгляд, должна стать республика в обозримом будущем?




– Я бы отметил такие составляющие желаемого образа Дагестана: Во-первых, республика становится привлекательной для туристов, доходы от туризма и народных промыслов составляют серьезную часть местного бюджета. Во-вторых, к нам без страха едут гости и потенциальные инвесторы. Постепенно Дагестан превращается в нечто среднее между Швейцарией и Ливаном, в стабильный и мирный регион, разумеется, в составе Российской Федерации. В-третьих, визитными карточками республики становятся не только туризм, народные промыслы, сельхозпродукция и пищепром (а это знаменитые сухие вина, коньяк, консервы и урбеч), но и такие интеллектуально насыщенные сферы производства, как машиностроение (у нас хорошая инженерная база и сложившиеся индустриальные традиции) и IT-технологии (по этим параметрам в СКФО Дагестан чуточку уступает лишь Ставропольскому краю). Ну а лично я постараюсь быть полезным в решении стратегических и тактических задач, поставленных Главой Дагестана. Советником я являюсь более 3 лет, а знакомы с Рамазаном Гаджимурадовичем мы уже 28 лет. Мне очень близки его взгляды на будущее республики, его подходы к решению наболевших проблем. И когда он спросил меня, готов ли я работать в его команде «от зари до зари», я не раздумывая согласился, хотя к тому моменту уже и жил в Москве.


– Готов ли Дагестан к тому, что- бы принимать туристов из регионов России и из-за рубежа?


– Дагестан готов и уже принимает сотни тысяч туристов. Гостей республики ждет непоказное искреннее гостеприимство местных жителей, удивительной красоты природа, уникальные исторические памятники, вкуснейшие блюда дагестанской кухни, лучшие в мире мясо, овощи и фрукты. Но в то же время стоит признать, что мы по-прежнему не можем похвастаться европейским уровнем сервиса, да и наша инфраструктура нуждается в улучшении. В советское время в Дагестан ежегодно приезжало 600-700 тыс. туристов. Но я думаю, в скором будущем мы сможем превысить советскую статистику. В 2015, к примеру, по данным госстатистики, у нас побывало более 470 тыс. туристов, из них 35 тыс. – иностранцы. Хорошая динамика (рост на 60%) в последнее время наблюдалась в том числе благодаря празднованию 2000-летия Дербента, самого древнего города России. Его еще называют евразийским Иерусалимом. Отсюда в России распространились две крупнейшие мировые религии: ислам и иудаизм. Здесь появились и первые на территории нынешней России христианские храмы: Армянская григорианская и Кавказско-албанская церкви IV века. Интересно, что веками город формировался как интернациональное и многоконфессиональное сообщество. Исторические летописи свидетельствуют: некоторые правители Дербента и Кайтагского уцмийства в пятницу посещали мечети, в субботу – синагогу, а в воскресенье – христианский православный храм, отдавая должное всем конфессиям. К 2000-летию Дербента был создан и специальный туристический кластер, состоящий из дома Бестужева-Марлинского (ссыльного русского офицера и талантливого писателя, впервые открывшего столичному читателю Кавказ и Дагестан еще в 20-х гг. XIX века), дома Петра I и крепости Нарын-Кала. Кроме того, российское правительство приняло решение о продлении реконструкционных работ по совершенствованию инфраструктуры города до 2018 года, чтобы Дербент по праву мог носить звание одной из туристических Мекк России. Обсуждается сейчас и идея строительства международного аэропорта в Дербенте. Ее автор – известный миллиардер, предприниматель из Дагестана Сулейман Керимов. Есть у нас и множество других заслуживающих внимания достопримечательностей: горнолыжная база Чиндирчеро, уникальные по красоте уголки в окрестностях сел Гуниб и Карата, священные горы Шалбуздаг и Ахульго, руины древней крепости Кала-Корейш в горах…


– На форуме «Российский Кавказ-2015» Вы говорили о национальной самоидентификации? Насколько важно в современном мире, в условиях глобализации, сохранять свою уникальность?


– Мое кредо – сохраняя собственную уникальность, органично вписывайся в глобальные коммуникации. Вы видели сегодня, как я танцевал лезгинку и пел на родном языке. Одинаково комфортно я чувствую себя в далеком ауле Тукита, в райцентре Карата и в столице республики Махачкале. На бессознательном уровне мой жизненный опыт складывается из: этнической, региональной (дагестанской, включающей в себя религиозную составляющую) и российской (гражданской) самоидентификаций. Патриотизм – характерная черта многих дагестанцев. У умного, социально ответственного человека не может возникнуть проблем с оптимальным сочетанием всех этих идентификаций. Напротив, они – показатель богатства внутреннего мира, культурный капитал и духовно-интеллектуальное «ядро», которое позволяет ему уверенно чувствовать себя в разных контекстах и условиях.


– Важно ли, чтобы молодежь сегодня возвращалась в родные селения в горах?


– Здесь нужен дифференцированный подход. В некоторых сельских районах даже дефицит рабочей силы: много фермеров, успешных СПК и личных подсобных хозяйств. Туда молодежь даже возвращается. Тут проявляет себя предпринимательский инстинкт и нормальная трудовая этика. Через дом-два во дворах камазы, дома у всех добротные, одно загляденье. А есть районы и села, где много заброшенных полей, молодежь бездельничает и живет на госпособия (по липовой инвалидности, по бедности, на пенсии родителей). Это уже признаки социального паразитизма, против чего решительно выступает и Глава республики. Здесь царит антитрудовая мораль, и нужно помочь молодым людям; спровоцировать у них шоковое состояние, дать понять, что так жить стыдно. Не забывайте, Дагестан – один из немногих регионов страны, где что-то похожее на демографический бум: каждый год население республики прибавляется на 30-35 тыс. человек, во взрослую жизнь вступают около 50 тыс. юношей и девушек, и высока конкуренция «за место под солнцем». Именно поэтому я не устаю повторять: наша молодежь должна готовить себя к социальной и профессиональной карьере не только на малой родине, но и в России в целом, хорошо владеть русским и иностранным языками, быть готовой к жизни даже в других странах, оставаясь при этом патриотами своей страны.




Теги: Дагестан, Швейцария, Ливан